ani_al (ani_al) wrote,
ani_al
ani_al

Categories:

Пиар: Славнитский Н.Р. Карибский кризис в ленинградской печати

Славнитский Н.Р. Карибский кризис в ленинградской печати // История в подробностях. 2012. № 10. С. 40-44.

В первую очередь следует отметить, что разразившийся во второй половине октября 1962 г. Карибский кризис, не стал «громом среди ясного неба» ни для дипломатов и руководителей государств, ни для простых граждан СССР — обстановка накалялась постепенно, и информация об этом регулярно печаталась в ленинградских газетах.
26 июня опубликована небольшая заметка о послании председателя Совета Министров СССР Н.С. Хрущева (в официальных международных документах того периода указывалась именно эта должность) и председателя Президиума Верховного совета СССР Л.И. Брежнева премьер-министру Республики Куба Фиделю Кастро Рус и президенту Освальдо Торрадо по случаю годовщины национального восстания. В послании отмечалось, что советский народ, советское правительство оказывали, оказывают и будут оказывать кубинским братьям всестороннюю братскую помощь. Это заявление можно отнести к числу обычных дипломатических актов, а вот с начала сентября внимание к обстановке в регионе стало довольно пристальным.
6 сентября в газетах появилась небольшая заметка о выступлении Дж. Кеннеди, который расценил советскую военную помощь Кубе как «часть всемирного вызова, создаваемого коммунистическими угрозами миру…» отмечалось, что в заявлении президента содержатся необоснованные утверждения об агрессивных намерениях Кубы, об «экспортировании» этих намерений «с помощью силы или угрозы применения силы».

Два дня спустя, 8 сентября, появилась статья «Кубе угрожает агрессия», где сообщалось о том, что посол Республики Куба в Мехико Карлос Лечуга выступил с заявлением для печати, где были перечислены лагеря для наемников, действовавшие в Гватемале (в Куэнке де Кобан, Пуэрто-Мигелито, Бенге-Виско, Меичес, Кампо Флорес, Санта-Росо-де Компан и районе Петен), в Никарагуа (остров Маис, Блюфильд, Пуэрто-Кабесас и ранчо «Фундидора»), в Панаме (Пунта Мала и Малитоэ). Посол также подчеркнул, что «число наемников, прибывающих на базу Гуантанамо, постоянно увеличивается и военные приготовления на военной базе США ведутся ускоренными темпами» [2].
11 сентября в заметке «Новая угроза Острову Свободы» приводились выдержки из американской печати, которая «продолжала обсуждать планы агрессии против Кубы». По мнению редакции, из высказываний американской печати было видно, что «правительство США использует все методы политического и экономического давления на правительства латиноамериканских стран, чтобы втянуть их в вооруженное нападение на Кубу» [5].
2 октября было опубликовано заявление правительства Кубы под заголовком «Кубинский народ не сломить» [3]. В этой заметке сообщалось, что Куба подвергается сильнейшему давлению и риску прямого вооруженного нападения Соединенных Штатов, и отмечалось, что США «не только совершает акты самой грубой экономической агрессии против Кубы, но и оказывают давление на страны Латинской Америки с тем, чтобы эти страны разорвали отношения с Кубой…»

Публиковались и выдержки из иностранной печати, «в защиту Кубы», в частности заметка под таким названием появилась 13 октября. В ней приводились выдержки из писем читателей, опубликованных в лейбористском еженедельнике «Трибюн» [его название указали именно так. — Н. С.] с заключением редакции: «политика ʺбольшой дубинкиʺ, проводимая правящими кругами Соединенных Штатов, не сокрушит правительство Фиделя Кастро, а лишь усилит поддержку Кубы со стороны всех стран Латинской Америки».
А в те дни, когда разразился непосредственно Карибский кризис(а он, напомним начался с момента обнаружения американским самолетом-разведчиком советских ракет средней дальности на территории Кубы и выступления президента США Д. Кеннеди 22 октября, после чего была введена блокада острова), этой теме уделялось очень много внимания. 24 октября вся первая полоса была посвящена ситуации вокруг Кубы — в первую очередь, было опубликовано заявление советского правительства (его содержание хорошо известно), а также распоряжение Совета министров СССР о задержке увольнения из Советской армии старших возрастов в ракетных войсках стратегического назначения, в войсках противовоздушной обороны и на подводном флоте, а также текст обращения СССР в Совет Безопасности ООН. То есть граждане СССР, совсем недавно пережившие тяжелейшую войну, легко могли понять, что этот кризис может привести к новой войне, а перечисление тех родов войск, которые попадали под своеобразную мобилизацию, не оставляло сомнений, что речь идет о применении ракет.

Помимо этого появились первые сообщения о митингах в поддержку Республики Куба, прошедших на ленинградских предприятиях, и текст обращения постоянного представителя Кубы в ООН Марио Гарсиа Ингаустеги на имя председателя Совета Безопасности ООН. В этом обращении он заявил: «Выполняя указания революционного правительства Кубы, я имею честь обратиться к Вам с просьбой назначить срочное заседание Совета Безопасности, председателем которого вы являетесь, в виду акта войны, односторонне предпринятого правительством Соединенных Штатов, отдавшим приказ об установлении военно-морской блокады Кубы.
Этот акт войны правительство США осуществляет не считаясь с международными организациями, в частности при полном пренебрежении к Совету Безопасности. Он создает неизбежную угрозу войны. Эта односторонняя и прямая агрессия есть не что иное, как кульминационный пункт целого ряда агрессивных действий, совершенных против революционного правительства Кубы и кубинского народа правительством Соединенных Штатов Америки, предпринявшим агрессивные действия, о которых мы сообщали в ООН и которые были разоблачены 8 октября на заседании Генеральной Ассамблеи ООН нашим президентом Освальдо Дортиксом Торрадо…» [6].

Таким образом, в те дни позиция Советского Союза была сформулирована таким образом, что разразившийся кризис являлся конфликтом между США и Кубой, о советских ракетах практически не упоминалось, лишь вскользь отмечалось, что СССР оказывает военную помощь кубинцам, и при этом обязательно подчеркивалось, что делается это исключительно в целях обороны. И именно так происходившие события освещались ленинградской периодической печатью.
В том же номере была также помещена статья В. Константинова о том, что представляет собой ООН и о структурных недостатках этой организации.
25 октября была опубликована телеграмма Б. Рассела Н.С. Хрущеву и ответ на нее, снова сообщения о митингах на ленинградских предприятиях, а на третьей странице — краткое сообщение о речи Ф. Кастро в Гаване и большой ответ о заседании Совета Безопасности ООН. На этом сообщении хотелось бы остановиться подробнее — поскольку оно важно для понимания того, как конкретно формулировалась информация о происходивших событиях для советских граждан.
Сначала несколько слов было уделено вступительному слову председательствующего (В.А. Зорина), который «процитировал длинный кусок из выступления Дж. Кеннеди по радио и телевидению» (с которого и начался Карибский кризис), а затем слово было предоставлено американскому представителю Э. Стивенсону. «Делегат США начал хвастливо говорить о какой-то особой исторической миссии руководства миром, выпавшего на долю Соединенных Штатов», в дальнейшем он «грубо фальсифицировал внешнюю политику СССР в послевоенный период и вообще ни одним словом не обмолвился о Кубе».
Далее приводились тезисы выступления кубинского делегата Гарсия Инчаустеги, суть которого сводилась к тому, что «военно-морская блокада, установленная Соединенными Штатами, — это акт войны против суверенной и независимой Кубы». «По сообщению печати, «делегат Кубы заявил, что Совет Безопасности должен потребовать немедленного отвода агрессивных сил США, прекращения провокаций в Гуантанамо и пиратских набегов агентов США на Кубу». То есть четкие и исчерпывающие требования кубинской стороны были изложены полностью.
Затем слово взял постоянный представитель Советского Союза при ООН В.А. Зорин — и тезисы его выступления заняли большую часть статьи. Основное внимание он уделил критике выступления Э. Стивенсона и действий США, которых обвинил в односторонней агрессии против Кубы. При этом кратко упомянул о советской позиции, процитировав уже упоминавшееся заявление советского правительства о том, то действия СССР преследуют исключительно цели содействия обороноспособности Кубы, «которая с первых дней своего существования подвергается непрерывным угрозам и провокациям со стороны США». Претензии советской стороны были, естественно, изложены в статье подробно и обстоятельно.
В выступлении прозвучало, что «советское правительство последовательно выступало и выступает за то, чтобы все иностранные вооруженные силы и вооружения были выведены с чужих территорий в пределы своих национальных границ». По поводу позиции США было высказано, что «Соединенные Штаты не имеют никакого права выдвигать требования, изложенные в заявлении президента Кеннеди, — ни с точки зрения норм международного права в отношении свободы судоходства, ни с точки зрения положений Устава ООН. Ни одно государство, как бы сильно оно не было, не имеет никакого права определять, какие виды оружия для своей обороны считает необходимым иметь то или иное государство. Каждое государство имеет право на оборону и на оружие для обеспечения своей безопасности. Советский Союз по просьбе кубинского правительства поставляет Кубе военную технику для обороны и лишь для обороны…» [1].

Как видно из заметки, в ней советское правительство официально формулировало события как конфликт между США и Кубой, в которые оказался втянут СССР. Позиция Кубы в ленинградской прессе была сформулирована четко, позиция СССР — подробно, а вот позиция США — довольно туманно. Однако из того, что «американский представитель ни слова не сказал о Кубе», а в выступлении советского представителя упоминалось о том, что СССР оказывает помощь кубинцам, нетрудно было понять, что в основе конфликта лежат советско-американские отношения, ну а из упоминавшегося сообщения о приостановке увольнения в запас легко можно было определить, что речь идет о размещении ракет.
Заседание Совета Безопасности продолжилось на следующий день, и в «Ленинградской правде» была помешена краткая заметка об этом заседании — но особо не разворачивали подробностей (поскольку никто из советских представителей на том заседании не выступал), упомянули о позиции Генерального секретаря ООН У. Тана, призвавшего решить кризис мирным путем, и сформулировавшего следующую программу: «добровольная отсрочка карантинных мер, связанных с досмотром судов, направляющихся на Кубу, и добровольная приостановка всех поставок оружия на Кубу». Были также приведены выдержки из выступлений представителей Франции, ОАР, Ганы и Чили [8].

В том же номере было размещено значительное количество материалов о митингах в поддержку Кубы в Ленинграде, и снова приводились выдержки из зарубежной печати. То есть можно говорить о том, что линия и принципы подачи информации ленинградской печатью в те дни окончательно сформировались.
Однако в следующие кульминационные дни кризиса редакция газеты ограничивалась тем, что публиковала официальные документы — послания, которыми обменялись Генеральный секретарь У. Тан и председатель Совета Министров СССР Н.С. Хрущев (сообщивший о своем согласии урегулирования кризиса на тех принципах, что У. Тан провозгласил на заседании Совета Безопасности). 28 октября на первой странице было опубликовано послание Н.С. Хрущева Дж. Кеннеди (копия — У. Тану) — и в этом послании, по сути дела, впервые (для ленинградской печати) было упомянуто «ракетное оружие», а 30 числа вся первая полоса была отведена под тексты телеграмм, которыми обменивались в те дни руководители ведущих держав.
Однако со следующего дня сообщения из региона Карибского моря не то, чтобы совсем прекратились, но резко спали. В первые дни ноября публиковались отклики на послания Н.С. Хрущева, краткие сообщения о встречах первого заместителя председателя Совета Министров СССР А.И. Микояна (который, как известно, отправился на Кубу через Нью-Йорк для окончательного урегулирования ситуации). Однако было понятно, что опасность мировой войны практически миновала.

А 3 ноября появились выдержки из заявления Дж. Кеннеди, где говорилось, что «советские ракетные базы на Кубе демонтируются, их ракеты и относящееся к нему оборудование упаковываются, а стационарные установки на этих базах уничтожаются. В дальнейшем все сообщения ограничивались официальными заявлениями Ф. Кастро (в 20 числах ноября) о недопустимости нарушения границ Кубы и о том, что кубинское правительство не допустит нарушения своего суверенитета и осмотра кубинской территории представителями ООН [4].

Источники
1. Агрессия США против Кубы // Ленинградская правда. 1962. № 252. 25 октября.
2. Кубе угрожает агрессия // Ленинградская правда. 1962. № 212. 8 сентября.
3. Кубинский народ не сломить // Ленинградская правда. 1962. № 232. 2 октября.
4. Леонов Н.С., Бородаев В.А. Фидель Кастро. Политическая биография. М., 1998.
5. Новая угроза острову свободы // Ленинградская правда. 1962. № 214. 11 сентября.
6. Обращение постоянного представителя Кубы в ООН Марио Гарсиа Ингаустеги председателю Совета Безопасности ООН // Ленинградская правда. 1962. № 251. 24 октября.
7. Послание председателя Н.С. Хрущева и Л.И. Брежнева руководителям Республики Куба // Ленинградская правда. 1962. № 174. 26 июля.
8. Предотвратить угрозу войны // Ленинградская правда. 1962. № 253. 26 октября.

Tags: Куба, Россия, США, аналитика, история, от первого лица
Subscribe

promo ani_al март 2, 2013 20:08 52
Buy for 100 tokens
История приключений маленькой грустной пуси Вершинина и его подружки Кочневой http://ani-al.livejournal.com/796227.html (пуся фашист) http://ani-al.livejournal.com/808920.html (мое) http://ani-al.livejournal.com/795183.html (уголовное преступление пуси)…
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments