ani_al (ani_al) wrote,
ani_al
ani_al

Categories:

Авторы петиции медработников обещают идти в суд по поствакцинальным осложнениям

«Почему возникает противовакцинальное лобби? Потому что люди видят: человек был здоров, а после прививки лежит на кровати, и никто ему не помогает, только одной тысячей рублей!», - отмечали участники пресс-конференции в Общественной службе новостей, посвящённой петиции медработников, направленной Владимиру Путину.

В этом открытом обращении медработники требуют соблюдения ряда условий при вакцинации: медицинский осмотр прививающихся, предоставление государственной страховки в случае возникновения осложнений, обеспечение права выбора отечественной вакцины.

Председатель союза фельдшеров скорой помощи, автор петиции Дмитрий Беляков, автор петиции:

- У нас, медиков, изначально были вопросы относительно – вакцинироваться или не вакцинироваться, и что это вообще такое.

И в конце концов мы пришли к выводу: да, вакцинироваться, наверное, надо, потому что это серьёзное заболевание, мало изученное, но прививаться надо как-то более цивилизованным способом, а не тем порядком, которым нас сейчас гонят на это дело.

По сути дела, нам втюхивают… Вот то, как нам преподносят эту акцию… Нам просто втюхивают эту вакцинацию.

Поэтому мы решили, что государство должно отвечать за те действия, которые оно производит.

Так мы разработали, скажем так, вот эти условия, там нет ничего криминального, - о том, что каждому медику, и в том числе другим гражданам, не медикам, государство должно гарантировать, что это действительно будет правильная вакцинация, безопасная, и что не вызовет никаких побочных эффектов.

Была написана петиция.

А поскольку на уровнях ниже президента нас всё равно никто не слышит и не хочет слышать, она была адресована непосредственно президенту.

Условия очень простые:

Во-первых, поскольку не все работающие медики имеют молодой, крепкий здоровый организм, накопилось достаточно много явных и скрытых хронических заболеваний, медики как сапожники без сапог, как правило, не следят за своим здоровьем, нужно, во-первых, провести медицинский осмотр каждого человека с целью установить – можно ли ему по его медицинским показаниям вакцинироваться или нельзя.

Второе: государство должно гарантировать, что от этой инъекции не будет никаких побочных эффектов, которые уже обозначены в аннотации прививок, и должно гарантировать это материально – то есть должна быть страховка у медика.

И третье: у нас в России есть четыре вакцины, но почему-то втюхивают нам только одну очень сильно, - мы имеем право выбрать именно ту вакцину, которую считаем нужным по тем данным, которые получим с медкомиссией и по собственному разумению.

…У меня такое ощущение, что государство вообще отстранилось от всех наших проблем.

Кое-как люди всё-таки добились выплат, чтобы они выплачивались, причём, в каждом регионе боролись за своё. Если в Москве медикам и водителям скорой помощи просто платятся деньги за риск, когда ты выходишь на линию, и неважно, общался ли ты больным или нет, в Подмосковье тебе те же самые выплаты будут платить только тогда, когда ты съездил на температуру – а если ты на температуру не съездил, то в этот день тебе эти выплаты не будут полагаться.

А в регионах – там вообще неизвестно, как платят, за что платят, всё зависит от того, насколько активны медики скорой помощи данного региона.

Поэтому, я не думаю, что государство здесь как-то уделяет нам внимание.

Оно всё отдало на откуп либо местным властям, либо страховым компаниям, которые, сейчас, к сожалению, руководят у нас скорой помощью, каждая своей, и диктуют нам, чем лечить, как лечить, что выплачивать, кому выплачивать и зачем.

…Медицина у нас сейчас настолько привязана к рублю, к заработку, к прибыли; на первом месте у нас сейчас в здравоохранении, вы уж меня простите, стоит рубль во главе угла.

И когда началась история с коронавирусом, это проблема никуда не делась, она перешла из медицинской отрасли в экономическую, и началась путаница.

Если при советской власти здоровье человека было государственным достоянием, то сейчас государственное достояние - это рубль.

Власти могут предпринимать всё, что угодно, но пока не изменится отношение к здоровью человека… Сегодня даже от скорой помощи требуют, чтобы она приносила прибыль, хотя это всегда во всех странах иждивенец государства! Пока вот это не изменится, что бы власти ни предпринимали – ничего не будет.

То есть кому-то всё это выгодно. Кому-то ковид, а кому-то мать родная. Вспомните цены на те же самые маски в начале, когда они стоили не рубль и даже не десять, как сейчас.

Пока вот это не изменится, пока здоровье граждан опять не будет достоянием государства, все вот эти локдауны и QR-коды – они не будут работать для здоровья, они будут работать для того, чтобы люди заработали, либо отмыли заработанное.

Почему в СССР никто не роптал на те же самые прививки, которые носили обязательный характер? Люди знали, что за эти прививки отвечает само государство. Все знали, что прививки были разработаны и внедрены, что называется под чутким присмотром партии и правительства, грубо говоря. Потом появилось огромное количество антипрививочников. Почему? Нынешняя система государственная сама их расплодила.

Объясню: вот меня мама приводила на прививку. Привела, мне её сделали, я ушёл.

А сейчас что? Человек приводит ребёнка на плановую прививку, в государственную поликлинику. Что он в первую очередь слышит? Да, сейчас сделаем, да, всё бесплатно, но если вы пойдёте на первый этаж, там у нас есть платный кабинет и вам там сделают прививку ещё лучше.

И человек задумывается, то ли ему государство ему впаривает какую-то лабуду, то ли его просто разводят на деньги. И начинает сомневаться – и в государстве, и в прививках.

И пока люди не начнут снова доверять государству, так всё и будет.

И антипрививочников ещё расплодится, особенно на фоне проблемы корнавируса.

Член Общественного совета по защите прав пациентов при Росздравнадзоре Алексей Старченко:

- Во-первых я должен сказать, что аксиома всемирного здравоохранения заключается в том, что самый главный метод профилактики инфекционных заболеваний это, конечно же, вакцинация.

Возьмём любой спектр инфекционных заболеваний в любых странах – и мы понимаем, что лечить дорого, опасно, и вакцинация единственный метод. Поэтому альтернативы вакцинации не существует.

Другое дело, как мы – ну, не только мы, а вообще во всём мире – создали, и как эта вакцина работает и выполняет свою функцию, насколько она безопасна.

Второй вопрос – я бы не выделял, может быть, только фельдшеров и врачей скорой помощи, любые медицинские работники, в этом смысле, люди, которые, фактически, жертвую своим здоровьем, в первую очередь.

И, наверное, в данном случае, какое-то отдельное страхование такой деятельности на период эпидемии – это шаг целесообразный.

Я не очень согласен, когда идут какие-то выплаты, на первое место общество выставляет какую-то меркантилизацию этой категории. С моей точки зрения, это абсолютно неправильно.

Одними выплатами государство ограничиваться не должно.

Должен быть комплекс каких-то мер, в том числе, реабилитация, чтобы не было профессионального выгорания, и какая-то ещё другая мера социальной защиты: допустим, если ты отработал полгода, то тебе полагается месяц санаторно-курортного восстановительного лечения.

Медработники – и фельдшеры скорой помощи, и врачи скорой помощи, и врачи стационаров контактируют с лекарственными препаратами на протяжении всей своей жизни.

Я, например, анестезиолог. Способ доведения наших лекарственных препаратов всегда связан с опасностью распыления в окружающей атмосфере этих препаратов. К чему это приводит?

К тому, что практически у всех медицинских работников присутствуют скрытые аллергические состояния. Я ни знаю ни одного доктора – а разговаривал я со многими – который бы пришёл и обследовался бы у аллерголога на все используемые им в практике препараты. Мы на это не идём, потому что боимся получить ограничения в профессиональной деятельности.

Вряд ли мы сможем доказать многочисленным комиссиям, которые представлены чиновничеством, что это профессиональное заболевание.

А аллергические состояния могут быть и аутоиммунными, скрытыми, латентными, маргинальными, но тем не менее, аутоиммунные состояния являются противопоказанием для вакцинации.

И в этом смысле я, конечно, поддерживаю петицию в той части, что медработник должен представлять собой особую группу с особым риском в рамках вакцинированных когорт. Поэтому, конечно, обследование необходимо.

Медотводы должны быть официально описаны для медицинских работников. У нас же сегодня, фактически, нет ни одного документа для медотвода.

Это касается и обычны граждан, наших пациентов, которых мы лечим и пытаемся реанимировать в этом ковидном мире.


То есть понятно, что обследование и вопросы жёсткого медотвода должны быть чётко нормированы министерством здравоохранения.

И, конечно же, вопросы страхования я тоже поддерживаю. Это одна из мер защиты интересов наших врачей. Но мы не должны забывать и о пациентах!

Сегодняшний закон об иммунопрофилактике устанавливает, с моей точки зрения, смехотворные виды компенсаций.

Я ещё в 2012 году писал аналогичное открытое обращение президенту Российской Федерации.

Существовала норма какая? Если у человека возникло поствакцинальное осложнение, регистрируются только самые тяжёлые поствакцинальные осложнения – шесть-семь – энцефалит, менингит, полиневропатия, анафилактический шок, синдром Джонсона, когда слезает кожа и так далее – только такие тяжелейшие состояния являются поводом для выплат.

А выплата, знаете, какая была? Тысяча рублей!

В 2020 году Госдума одумалась и сделала 20 000 рублей.


А если пациент погибает от вакцинации, что нужно ещё доказать, и у нас не существует официальных комиссий пока, то эта выплата составляет родственникам 30 000 рублей.

Мы должны исходить из факта неприемлемости таких компенсаций.

Потому что вакцинация это, во-первых, интересы государства - сохранить налогоплательщиков. А во-вторых, человек вакцинируется абсолютно здоровый, и получается, что после вакцинации он может стать инвалидом.

По сегодняшнему закону, инвалид – тот, у кого возникла энцефалопатия, энцефалит, полиневропатия, получает в месяц, угадайте, сколько? Одну тысячу рублей. При этом, я повторюсь, человек ещё должен подтвердить, что это произошло именно после вакцинации, поскольку официальной комиссии у нас нет.

Я участвовал во многих судебных процессах, когда мы пытались суду доказать, что это поствакцинальное осложнение. Это ещё в доковидную эпоху, а что нас ждёт впереди...

Нам же будут говорить: да, вы вакцинировались, но вы заболели и это результат вашей болезни, а не вакцинации, то, что вы оглохли, ослепли… Подождите, эти судебные процессы ещё будут впереди…

Но опыт тех судебных процессов, которые были ранее, показывает, что медработники очень беспокоятся о государственном кармане!

Ну, представьте: расход бюджета на человека-инвалида – тысяча рублей, и медработники ни в какую не идут на признание этих поствакцинальных осложнений, чтобы человек получил одну тысячу рублей! А ведь это какая нагрузка на семью!

То есть медработники сами являются провокаторами таких ситуаций, чтобы к ним же сейчас относились так же, как они относятся к пациентам.

Почему возникает противовакцинальное лобби? Потому что люди это видят: человек был здоров, а потом (после прививки) лежит на кровати, и никто ему не помогает, одной тысячей рублей только!

Государство эту индульгенцию швырнуло человеку, в лицо: ты каждый месяц получаешь эту тысячу рублей, будь любезен, как хочешь, лечись на эту тысячу рублей! И никаких реабилитаций!

Президент Лиги пациентов, эксперт РАН, член экспертного совета при правительстве Российской Федерации Александр Саверский, между тем, обвинил главу Роспотребнадзора в экспериментах над людьми, уточнив, что 3-4 фазы испытаний российских вакцин ещё не завершены.

Напомним: руководитель Роспотребнадзора Анна Попова призвала привить всех жителей России от коронавирусной инфекции. По ее словам, сделать это нужно с целью стать самой передовой страной в борьбе с болезнью. «Я считаю, что нам нужно сделать несколько шагов, привить все население и претендовать на звание именной той страны, чей опыт самый передовой», – сказала Попова.

Александр Саверский возмущён заявлением Поповой.

«Я всё время возвращаю всех к основам. Есть страница в интернете — государственный реестр клинических исследований. На ней подробно написано, что происходит с нашими вакцинами. Например, со “Спутником V”: у него срок клинических исследований по 3-4 фазе стоит 31 декабря 2022 года.

Видно по этому документу, что они взяли сперва 38 человек, потом 40 тысяч человек. И это официальный этап клинических исследований и они продолжаются. На этом фоне, вдруг, они начинают прививать десятки миллионов человек. Это не вакцинация, это эксперимент. Нужно правильно называть. Когда Попова говорит о вакцинации — она лжёт. Потому что вакцинирующий эффект не доказан», — объяснил Саверский.

Tags: касается каждого, медицина, общественное мнение, террор, фашизм
Subscribe

promo ani_al март 2, 2013 20:08 52
Buy for 100 tokens
История приключений маленькой грустной пуси Вершинина и его подружки Кочневой http://ani-al.livejournal.com/796227.html (пуся фашист) http://ani-al.livejournal.com/808920.html (мое) http://ani-al.livejournal.com/795183.html (уголовное преступление пуси)…
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments