ani_al (ani_al) wrote,
ani_al
ani_al

Category:

Дмитрий Запольский: Путин контролировал не кокаин, он контролировал в Петербурге все (2)

Окончание. Начало тут.

Русский Монитор: Вы говорили о том, что изначально у Собчака было три советника по разным направлениям. Роль Путина, как куратора направления по связи со спецслужбами, сразу виделась основной – или полномочия перераспределились в его пользу по итогам его деятельности, то, есть фактически, это было подключение к управляющему интерфейсу?

Дмитрий Запольский: Да, хорошее сравнение.

Русский Монитор: Ниточки уходили в Москву?

Дмитрий Запольский: Насчет Москвы не уверен. Зачем вообще нужны были в 1989 году нити в Москву? Все решалось на местном уровне, в Москве была полная неразбериха – СССР, РСФСР, Ельцин, Горбачёв, депутаты СССР и РСФСР, кому это все было нужно в Питере?

Русский Монитор: А Лубянка, она имела какие-то координирующие функции?

Дмитрий Запольский: Вы имеете в виду, Путин был посланником Лубянки при Собчаке? Нет! Лубянка сидела на попе ровно и томилась от неизвестности.

А сам Путин никому был неизвестен и неинтересен в Москве. Там вообще не было никакого механизма власти.

Русский Монитор: Ну, а что же было центром?

Дмитрий Запольский: Ничто не было центром.

Русский Монитор: А чьи интересы в таком случае представлял Путин?

Дмитрий Запольский: Свои, прежде всего. Его выдавили из ПГУ как подозрительного двойного агента, он вообще был никем. Халтурил бомбилой по вечерам.

Русский Монитор: Тогда о каком интерфейсе идет речь?

Дмитрий Запольский: О! Тут все гораздо круче: через Путина Собчак подключился к реальности…

Русский Монитор: То есть, можно предположить, что подобные же процессы протекали по всей стране, просто питерская мафиозно-чекистская группировка оказалась самой успешной?

kostya-mogila-zastrelen-v-moskve-peterburg-ostalsya-bez-prismotra-byvshij-xozyain-goroda-ubit-v-moskve_1

Костя Могила

Дмитрий Запольский: Можно сказать. Но в других регионах было немного по-другому. Где-то имели большой авторитет партийные власти – и там секретари обкомов становились мэрами, а местных чекистов подключали через свои связи. Где-то чисто бандитская власть образовывалась, где-то действительно какие-то посланцы из Москвы приезжали, где-то иностранные интересы были столь велики, что появлялись реальные «агенты влияния» на прямой подкормке из-за рубежа. И, конечно же, местные чекисты подключались к власти, которая разрешала им часть черного нала брать на свои нужды. Наивно даже предполагать, что хоть один губернатор в начале девяностых не контролировал бы финансовые потоки, 90 процентов которых шло в виде наличных долларов. Но в большей части регионов губернаторы взаимодействовали либо с ворами, либо с чекистами. Бандиты были в Казани, Свердловске, на Кавказе и больше всего – в Ленинграде, который был «обижен» на Москву, много десятилетий эта обида копилась. И этот феномен имел следствием реальную ненависть ко всему московскому. Оттого и московских воров в город не пустили, а создалась своя бандитская власть, воров над собой почти не признающая, даже «смотрящими» от всесоюзного воровского общака назначали в Питер «положенцев», например, Костю Могилу. И во власть «варягов» не допустили. Так и сварилось это адское варево, которое потом назвали питерской мафиозно-чекистской группировкой.

Русский Монитор: То есть, получается, что ситуацию можно охарактеризовать так: в момент распада СССР по стране бродило некоторое количество активных проходимцев, принадлежавших к разным социальным слоям, которые просто скоординировались между собой, чтобы поднять власть и собственность, которые валялись на земле. А среди этих проходимцев на главенствующие роли вышли бывшие чекисты – сначала у себя в регионах, а потом стали координироваться во всероссийских масштабах. И в итоге мы имеем тот режим, который имеем?

Дмитрий Запольский: Да. Они хватали все, что плохо лежит, а потом как шарики ртути сливались воедино – в то, что мы сейчас наблюдаем.

Русский Монитор: Но получается, что в ситуации изначально был немалый залог и децентрализации. Был ли шанс придти не к сверхцентрализованной модели, а к реальному регионализму и федерализму?

Дмитрий Запольский: Шанс был. Но в том числе здесь сыграл фактор Запада, который ставил условия Москве об обязательной концентрации власти в единых руках во избежание потери контроля над ядерным оружием. Вот ведь как наша гордость — атомная бомба – оказалась проклятьем России! Целые поколения отбросила назад!

В 1990-1992 годах таможни были на границах областей. То есть специально выставляли ментов, чтобы не выпускать продовольствие из области, а за ввоз товаров, которые в области производились, собирали пошлину!

И были попытки ввести свои деньги в виде купонов в разных регионах. Шанс, еще какой был!

Татарстан готов был провозгласить независимость (и ведь почти провозгласил!) Чечня. Ингушетия. Калмыкия. Башкирия. Ведь потом с Кирсаном Илюмжиновым договаривались, чтобы он не отделялся. И с Татарстаном.

Русский Монитор: Какими были отношения питерской власти с Москвой в тот период?

Дмитрий Запольский: А никаких. Вообще. Вообще никаких отношений. Ну, какие могли быть отношения? Москва только деньги печатала, которые не успевали в баулах из хранилища Госбанка доехать до города, а уже превращались в бумажки. Никакой переписки толком не велось с Москвой. В Ленсовет однажды фельдъегеря не впустили с пакетами. Я помню, как в составе миротворческой миссии был в Молдове, пытались Мирчу Снегура помирить со Смирновым, предотвратить кровопролитие в Приднестровье. Вечером ко мне в номер врывается Николай Егоров, специальный посланник Ельцина. «Кто вам позволил! Кто вы такие?! Какое вы имеете право вмешиваться во внешнюю политику России?» Я его спрашиваю: «Коньяк будешь?» Он слюной брызжет, продолжает наезжать. Ну, раз не хочешь, иди крысам на помойке расскажи про внешнюю политику. Я его просто вытолкал на улицу. Кто он был для меня такой? Какой посланник? Какого Ельцина? Нас, петербургских депутатов, тут пригласили обе стороны для переговоров, для них Москва была как красная тряпка для быка – и плевать нам было на федеральные интересы!

Вот поэтому Москва и решила убрать Собчака. Да и Советы на местах распустил Ельцин не в борьбе с коммунистами, а из-за полного неподчинения. Ну, и сказки о Верховном Совете РСФСР, который стоял на пути демократических реформ, проводимых демократом Ельциным, тоже надо рассказывать не нам, видевшим совершенно противоположное. По иронии судьбы, именно демократически избранные советы в тот момент представляли единственную силу, сопротивлявшуюся натиску криминально-чекистской мафии уже в масштабах всей страны. К 1993 году опыт Петербурга получил значительное распространение…

Русский Монитор: А как себя позиционировали Собчак и его окружение в противостоянии Ельцина и парламента, которое началось в начале 93-го года и вылилось в сентябрско-октябрьский кризис?

Дмитрий Запольский: Собчак был на стороне Ельцина, так как мечтал сам занять кресло лидера страны. Да и не позволял ему занять другую позицию образ «демократа». (Надо четко понимать, что никаким демократом он в реальности не был, ни в какое народовластие не играл, а к людям относился высокомерно. Вообще ко всем: от пенсионера до генерала. Считая, что в мире по каждому вопросу существует только два мнения: одно его, а другое неправильное). Окружению Собчака было понятно, что дни советов сочтены, и надо ставить на властную вертикаль. Тогда многие мечтали оказаться в качестве министров и руководителей ведомств при будущем президенте России – Анатолии Собчаке. Собчак был всего лишь носовой фигурой на бушприте этого пиратского фрегата, шедшего под всеми парусами, чтобы взять на абордаж всю государственную собственность в стране.

Русский Монитор: В какой момент процесс формирования той самой ЗАО РФ, о котором вы говорили в первой части нашего интервью, стал виден опытному глазу?

Дмитрий Запольский: В 1994-1995 годах. Когда анархия исчерпала себя совсем. А к 1997-1998-му это ЗАО стало полностью управляемой структурой с вертикальным менеджментом.

Русский Монитор: Был ли Питер центром кристаллизации – или питерская команда эффективных менеджеров в какой-то момент понадобилась архитекторам процесса?

Дмитрий Запольский: После 1994 года центр стал постепенно перемещаться в Москву, а Питер после проигрыша Собчака перестал быть центром кристаллизации окончательно. Все уехали в Москву: Путин, Кудрин, Чубайс, Греф, Медведев. Все.

Окончательно процесс оформился к 1998 году. Я помню очень примечательный факт: осенью 1997 года телеканал ГТРК, знаменитая «3-я кнопка», Ленинградское телевидение, вещавшее на всю страну, было закрыто, а на его месте создан канал «Культура», которому отошли все сети. Организатором проекта был Анатолий Чубайс. Целью было окончательно закрепить статус Москвы как идеологического центра. Питер больше не имел права голоса в масштабах страны. Укрощение строптивых закончилось.

Русский Монитор: Мы немного забежали вперед – за временные рамки нашего текущего интервью. Можете рассказать, что собой представляла неформальная управленческая структура, во главе которой стоял Путин? Как она координировала свою деятельность с формальным главой – Собчаком, а также какие персоналии за какие направления отвечали?

Дмитрий Запольский: Дело в том, что формально Путин был главой комитета по внешним связям, а неформально – ответственным за силовиков, кроме военных (для этого у Собчака был целый адмирал Щербаков в роли вице-мэра), за «скользкие темы» типа охраны и безопасности, взаимоотношения с игорным бизнесом, вопросами стратегического запаса и мобрезерва. За взаимоотношения с ГАИ и выдачу номеров-мигалок-непроверяшек. Ну и за таможню, внешнюю торговлю, международный транспорт. За кадры всей мэрии. Поначалу за «криминал» отвечал Шутов, но вскоре спалился на какой-то ерунде – типа взял деньги якобы для передачи Собчаку и не донес, жаба задушила. С отстранением Шутова эта тема опять же легла на хрупкие плечи Путина. Его кабинет был на первом этаже Смольного, возле входа в огромную столовую, напротив дверей в маленький спецбуфет. В приемной за столом стоял секретарь. То есть когда не было посетителей, секретарь сидел, а когда кто-то входил, он вставал. И стоял навытяжку, ведя любезную беседу (так было модно тогда у всех начальников УКГБ – в приемной были вежливые и очень образованные адъютанты). Секретаря звали Игорь Иванович Сечин. Дверь в кабинет Путина была всегда приоткрыта, типа никаких секретов – все демократично.



Напротив был кабинет заместителя по фамилии Аникин, маленького жуликоватого человечка, еще ниже Путина. Впоследствии его осудили за рейдерство – и Путин не вступился. Напротив в кабинете сидел, вальяжно обложившись книжками и сувенирами, «уполномоченный по странам Прибалтики» Володя Чуров, любитель долгих неспешных бесед о жизни. Еще были юристы во главе с Медведевым, тоже очень невысоким молодым человеком. В кабинете сидел старенький еврей Лев Левиев, отвечавший за взаимоотношения с ГАИ, у него всегда были все бумажки на столе текстом вниз: конспирация. Он отвечал за мигалки и непроверяшки. Ну и еще была пара-тройка сотрудников: Алексей Миллер, еще кто-то, кого и не вспомнить сейчас. Компактная была структурка.

Еще рядом работал Зубков, тоже очень невысокий ростом (Путину некомфортно было работать с теми, кто выше его), а неформально решал вопросы сам Путин, а не его сотрудники.

Чуть позже в команду влились Кудрин, Маневич и Козак, формально к КВС не имеющие отношения. Кудрин вообще был равным Путину, тоже вице-мэр. Еще был вице-мэром Виталий Мутко, кстати, его все считали очень порядочным и душевным человеком, готовым отдать нуждающемуся последнюю рубашку.

Русский Монитор: Кудрин равным по должности – или в неформальной иерархии?

Дмитрий Запольский: По должности. Да и по иерархии. Он же весь бюджет города контролировал. Весь бюджет города. И никто не мог в это дело влезть, кроме Собчака, но Собчак ни черта в деньгах не разбирался, вот и не лез. Поэтому, конечно, аппаратный вес Кудрина был не ниже Путина, но неформально Кудрин видел в Путине более сильную личность и смотрел на него с подобострастием.

Русский Монитор: А что решал Чуров?

Дмитрий Запольский: Он мог общаться с эстонскими депутатами, часами обсуждая бартер рыбы на лес (или наоборот), но в тогдашней команде Путина «неформальные» вопросы мог решать он сам, Дмитрий Медведев и отчасти Зубков. Но не остальные.

Русский Монитор: Из ваших слов получается, что Собчак был почти декоративной фигурой. Что от него вообще зависело?

Дмитрий Запольский: Поедание бутербродов на презентациях и болтовня на заседаниях. Ничего от него не зависело. Он стал абсолютно декоративной фигурой. Но к ужасу своего окружения умудрялся подписывать незавизированные распоряжения о передаче черт знает чего черт знает кому. И это повергало команду в шок. При мне он так передал несколько гектаров заповедного соснового леса почти на берегу Финского залива в самом дорогом месте Курортного района секте свидетелей Иеговы. Зачем? Есть разные версии. Некоторые считают, что на эти деньги он купил себе квартиру в роскошном квартале Парижа. Некоторый думают, что просто сдуру. Я не знаю…

Собчак был ужасен в контексте реального городского хозяйства. Кстати, все хозяйство «висело» на Владимире Яковлеве, и он вытягивал город из тьмы, организовывал ремонт канализации и водопровода, трамвайных путей и метро. Короче, городом управлял он, «вопросы решал» Путин, пенсионеров обеспечивал Мутко, а Собчак выступал на презентациях и попивал дорогой коньячок, поучая собеседников-собутыльников жизни. Мне приходилось принимать участие в таких посиделках. Забавный был человек Анатолий Александрович, мог и анекдот рассказать, и за девушками ухлестнуть, и вообще подшофе представлял собой очень компанейского профессора. Но к реальной жизни отношения никакого не имел. Вообще.

Русский Монитор: Собчак догадывался о своем положении?

Дмитрий Запольский: Нет, не догадывался. Никогда и ни о чем. Как там у Пушкина? «…Рогоносец величавый, всегда доволен сам собой, своим обедом и женой».

Русский Монитор: Насколько влиятельны были все эти уголовные решалы вроде Цепова или Кумарина в окружении Путина. Были ли они лишь инструментом, либо могли претендовать на самостоятельность?

Дмитрий Запольский: Но они не состояли «при Путине», нет! Они были самостоятельным явлением, огненно-яркими ядовитыми грибами на гниющем трупе страны.

Про того же Кумарина нельзя сказать, что состоял при Собчаке. Он был сначала влиятельным главарем банды, потом авторитетным бандитом, а впоследствии бизнесменом с уголовным бэкграундом, миллиардером, владеющим огромной бизнес-империей, банками, заводами, СМИ, нефтепеработкой. Он был влиятельным человеком, спонсором РПЦ, меценатом, помогавшим артистам, дававшим деньги на кино, на журналы, на издания книг, на концерты в филармонии даже. Но при этом он с азартом играл в карты, участвовал в «сходняках» и «терках», в бандитских «судах чести». И охотно занимался рейдерством, причем весьма несерьезным по масштабам его бизнес-империи, отнимая у «лохов» совсем «мелкий» бизнес на 1-2 миллиона долларов. В конце девяностых – начале двухтысячных Кумарин мог такую сумму раздать за вечер, сидя на террасе ресторана в кольце охранников. Естественно, не нищим с улицы, а каким-то «продвинутым ходокам». Например, он при мне дал 100 тысяч долларов на поддержание школы каскадеров при киностудии, так как ему нравились конные трюки и мотогонки…

Цепов тоже крутил миллиардами, азартно разбрасывался своим влиянием, тратил безумные деньги на ерунду.

романцепов

Роман Цепов. Фото http://www.novayagazeta.ru/

Русский Монитор: В каком году Кумарин появился на питерском горизонте в качестве «самостоятельного явления»?

Дмитрий Запольский: В середине восьмидесятых – к 1995-му он был уже главарем самого влиятельного клана, потеснив Малышева, Могилу, Гавриленковых, Васильевых, Кирпича. В начале 90-х он сидел крепко, но сидел в роли лидера сообщества, а не рядового.

Русский Монитор: То есть не выключался из процесса, даже будучи на зоне?

Дмитрий Запольский: Не выключался. Он освободился в 1993-м, за год фактически подмял под себя город, в 1994-м был почти убит, уехал в Германию, лечился и в 1995-м вернулся снова в Питер. Но все это время он контролировал город.

Русский Монитор: Как выстраивалось взаимодействие Путина и криминалитета?

Дмитрий Запольский: Через Цепова. Напрямую Кумарин в Смольный не заходил. А с Романом Игоревичем общался тесно. Второй вектор — Мирилашвили и «Русское видео». В резиденцию «К-0» на Каменном острове белый бронированный джип Кумарина приезжал минимум раз в неделю. Там проходили встречи Кумарина с Мирилашвили (который, в свою очередь, через Дмитрия Рождественского тесно общался с Нарусовой), с Владиславом Резником, который уже тогда был лидером «страховщиков» России. Бывала там и Галина Старовойтова со своими юными помощниками Русланом Линьковым и Виталием Милоновым, и губернатор Ленобласти Вадим Густов. В резиденцию Кумарина на Березовую аллею неподалеку от «К-0» приезжал сам Цепов (в офисе «Балтик-Эскорта» на Фонтанке, 90 были неприятные проходные дворы, и охрана Кумарина его туда не пускала). Допускаю, конечно, что Путин мог и сам встречаться с Кумариным, но зачем им это было бы надо? Вопросы прекрасно решались через «цеповское звено». Какие это были вопросы в масштабах города? Ну, например, снабжение городского хозяйства бензином и дизтопливом. Было очевидно, что городу нужна топливная компания, которая всегда по нормальной цене могла бы обеспечивать общественный транспорт топливом, милицию, пожарных, скорую помощь, машины мэрии. При этом компания должна была находиться под очень жестким контролем, иначе ее владельцы могли просто в любой момент подставить власть. Например, накануне выборов вдруг закрыть заправки или повысить цены. Или отказаться отпускать бензин в долг, если по каким-то причинам казначейство не переводило бы деньги. Короче, такая компания была создана силами Кумарина, назвали ее ПТК, и стала она надежным партнером власти. А за это ей столько всего дали, что волосы шевелятся – и заправки, и трубопроводы. Ну, и гарантии неприкосновенности в плане налогов там, наездов контролирующих органов. Ну, а поставщиком бензина выбрали «Сургутнефтегаз», принадлежащий близким к Путину людям.

photo_55-56446

Знаменитая в 90-е резиденция К-0 сегодня пребывает в запустении

Вот так и взаимодействовали. Во всем. От распределения мест для абитуриентов в вузах до снабжения шоколадных фабрик свежими орешками. Считается, что Путин был инициатором сознания корпорации «Нева-Шанс», которая должна была взять под тотальный контроль все казино, игральные залы и лотереи. Но что-то не срослось…

Когда требовалось обеспечить режим наибольшего благоприятствования соответствующей братве, Кумарин или кто другой обращался к Цепову, заносил деньги. Цепов по цепочке передавал содержание «хотелки» наверх. Например, вопрос о том, чтобы отпустить конкретного пацана на УДО. Или прекратить беспредел какой. Или наоборот, наказать крысу примерно, четко! Вопрос согласовывался и получал (или не получал) визу. Тогда Цепов встречался с соответствующим силовиком (с судейским корпусом контактировал только лично Путин, я наблюдал его визиты к председателю городского суда, возможно, в следующей беседе мы об этом поговорим). И соответствующий полковник или генерал спускал вниз указание. Ну, и тоже выдвигал «хотелки». Например, сына пристроить в мэрию или земельный участок в Зеленогорске увеличить. Цепов ехал в ресторан «Чайка», где излагал встречную «хотелку», докладывал результат и получал новые задания.

В самом начале 90-х, когда сидели и Малышев, и Кумарин, в городе был момент вакуума. И в Петербург хлынули московские воры. Но очень быстро их попросили вон. Вот кто управлял в 1992 году, кто был смотрящим? Возможно, Могила, возможно, Гавриленков. Но Кумарин через Глущенко и Пашу Кудряшова, через Коляка и других авторитетов держал руку на пульсе четко. А Цепов обобщал информацию, координировал ее, служил связующим звеном. И его «охранные услуги» заключались именно в этом. Считается, что именно он решил вопрос с уголовным делом против Малышева, которому сначала «светили» 10 лет строгого режима, но потом он вышел «за отбытым» и вскоре уехал в Испанию. А судья, как мне говорил Цепов, получил у него из рук 200 000 долларов налом и вышел в отставку. Может быть, это он специально придумал, чтобы очернить кристально честного служителя Фемиды.

Первое интервью цикла «Дмитрий Запольский: Путин всего лишь наемный менеджер корпорации ЗАО РФ»

Продолжение следует:

В следующей части Дмитрий Запольский расскажет о роли Путина а в предвыборной компании Собчака, а также о том почему сразу после проигрыша своего шефа он получил место в управлении делами президента, где смог распоряжаться объектами загрансобственности РФ, стоимостью в миллиарды долларов. И еще много о чем…

источник


Tags: Россия, бабло рулез, бандитский беспредел, олигархи, от первого лица, факты
Subscribe
promo ani_al march 2, 2013 20:08 52
Buy for 100 tokens
История приключений маленькой грустной пуси Вершинина и его подружки Кочневой http://ani-al.livejournal.com/796227.html (пуся фашист) http://ani-al.livejournal.com/808920.html (мое) http://ani-al.livejournal.com/795183.html (уголовное преступление пуси)…
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments