ani_al (ani_al) wrote,
ani_al
ani_al

Categories:

Берия выбирал Дело (3)

Берия_2

Юрий Бобылов, к.э.н., научный редактор журнала «Менеджмент и бизнес-администрирование»

(Начало: 1; 2)

7. Л.П. Берия как человек

При оценке особенностей поведения великих правителей полезно поискать в Интернете их психограммы. Важной составной частью профессиограммы при оценка кадров является психограмма как описание психологических характеристик конкретной профессиональной деятельности, совокупности психофизиологических и личностных качеств работника, важных для ее успешного осуществления.


При составлении психограммы необходимо сочетание знаний и опыта профессионального психодиагноста и специалиста, знающего профессию, — в этом основная сложность. Психодиагност должен погрузиться в атмосферу работы фирмы, получить подробные консультации специалистов по конкретным видам деятельности. Зачастую психограммы создаются психологическими службами под заказ конкретных фирм, в которых работа с персоналом выведена на современный уровень. Также эту работу могут выполнить и специально подготовленные штатные психологи фирмы во взаимодействии с руководителями подразделений. См.: http://psyfactor.org/personal/personal15-08.htm

В источниках можно встретились компактные российские и иностранные психограммы таких диктаторов как Гитлер и Сталин. Весьма интересна переводная книга: Кох-Хиллебрехт Манфред. Homo Гитлер: психограмма диктатора. Пер. с нем. ..... Сост. И.М. Чернов, Л.П. Ромиков. М.: Московский рабочий. 1976 г. 264 с. (книга есть в библиотеке автора). По Берии такого более или менее научного журнального текста в ГУГЛ не обнаружилось.

Заслуживает внимания книга: Цквитария З.Ч. Берия без лжи. Кто должен каяться? // М.: ЭКСМО, 2013, 416 с. Ниже часть аннотации: «Его убийством завершилась великая Сталинская эпоха, его дискредитация стала началом конца СССР. Убийцы не ограничились физическим устранением Берии – они попытались втоптать в грязь его честное имя. Ни на одного другого государственного деятеля за всю историю России не выливали столько помоев, даже на Сталина! Лаврентия Павловича сделали не просто «козлом отпущения» за все грехи Советской власти, подлинные и мнимые, – его демонизировали, превратив в главное пугало антисталинской пропаганды: он-де и палач, и «фашистский агент», и насильник, и сексуальный маньяк, разве что не людоед! Эта книга бросает вызов 60-летней лжи, разгребая завалы клеветы и фальсификаций. Это – первая грузинская биография Берии, проливающая свет на малоизвестные страницы его жизни и воздающая ближайшему соратнику и наследнику Вождя по заслугам. Ведь когда сравниваешь титанов великой Сталинской эпохи с нынешними политическими пигмеями, поневоле задаешься вопросом: кто перед кем должен каяться?»

В своей объемистой книге, полной всевозможных компроматов на деятельность Берии, А.К. Сульянов отметил: «Берия уменьшил число арестов, настоял на пересмотре ряда дел, особенно военных, а это сразу же сказалось – часть военных из лагерей вернулась в строй…О нем заговорили, как о человеке справедливом и более внимательном, чем Ежов. Люди облегченно вздохнули, особенно аппаратчики. Пусть работают и побаиваются» (см.: Сульянов А.К. Берия. Арестовать в Кремле: Историческая хроника // Минск: Харвест, 2005,, с. 122).

По назначении в новую ответственную должность в НКВД Берия, якобы, сам себе задал вопрос: зачем талантливых ученых и инженеров сажать в удаленные северные лагеря для наказания? Ведь, их можно использовать с учетом их профессиональных знаний и умений в секретных закрытых НИИ и КБ (особенно авиационных).

Вот фрагмент из воспоминаний А.И.Микояна: «… Я помню, как-то в январе 1942 г. сидели у Сталина Берия, я и Маленков. Берия – хитрый человек, умел так поставить вопрос, чтобы не выдать свои тайные цели. Речь шла о том, как плохо с вооружением, винтовок не хватает, пушек не хватает. Сталин возмутился: «Как же так, в чем дело?» Берия, заранее подготовшись к этому вопросу, показал диаграмму по месяцам. Это был утвержденный Вознесенским план по производству…Была поразительная картина: план растет из месяца в месяц, это успокаивает правительство, а фактическое производство уменьшается. «До чего же мы дойдем? Когда этому будет конец? Когда начнется подъем производства? – возмущался Берия. Он говорил, что методы руководства Вознесенского канцелярские: вызывает своих работников, устраивает совещания, навязывает план, но не может обеспечить его выполнения…Тогда Сталин предложил Берия взять на себя руководство этим делом...Берия, конечно, этого и хотел, для этого и диаграмму подготовил. Было решено Вознесенского отстранить от руководства, возложив это дело на Берия. К Берии в подчинение перешел нарком вооружения СССР Устинов, который прекрасно знал дело, ему нужна была только помощь со стороны правительства в обеспечении рабочей силой и материалами, а Берия мог это сделать. Производством боеприпасов ведал Ванников…».

Берия имел много грамотных специалистов среди своих арестованных в НКВД. Далее Микоян пишет: «Опираясь на таких людей, Берия быстро поправил дело. Надо подчеркнуть, что Берия поднял вопрос в том момент, когда эвакуированные заводы стали налаживать свое производство. Это было в феврале – марте 1942 г., когда производство на новых местах стало подниматься. Из месяца в месяц было видно, что действительно производство растет, между планом и исполнением почти нет разницы…Берия добился своего и до 1946 г. оставался зам. Председателя СНК СССР решений по экономическим вопросам. Поэтому после войны и атомные дела Сталин поручил ему» (см.: Цвитария З.Ч. Берия без лжи. Кто должен каяться? // М.: Яуза-пресс, 2013, с. 217-219).

По свидетельствам своих коллег, Берия любил решать трудные проблемы. О получении личной выгоды не могло быть и речи. Просто Берия не мог поступить иначе, видя, что может помочь делу, он брался за это дело. Берия ничего не делал без предварительного обдумывания. Он не был волютаристом и знал, как добиться реальных результатов, а не тех, которые красовались бы лишь на бумаге. Среди старых проверенных сталинских кадров Берия явно выделялся талантом организатора и администратора. Он был умен и инициативен.

«Берия, надо сказать, действовал с размахом, энергично, напористо, – вспоминал главный конструктов первой атомной бомбы акад. Юлий Харитон. – Часто выезжал на объекты, разбирался на месте, и все задуманное обязательно доводилось до конца. Берия был с нами терпим и крайне вежлив. Если бы нашим куратором был Молотов, таких бы впечатляющих успехов, конечно, не было бы…».

Однако Сталин знал о большом недостатке Берия, который скептически относился к марксизму и ставил его где-то позади, особенно по сравнению с делом.

Между Марксом и Партией Берия выбирал «Дело». Руководя атомным проектом, Берия часто игнорировал установленные правила советского управления и принципы плановой экономики, в полную силу используя «буржуазные» методы ведения дела. Так, предложенные командой Берия методы управления крупными государственными разработками в 40-50-е годы вовсе не были построены на «тотальном страхе». Заказчиком использовались разнообразные средства стимулирования работ и личной ответственности учёных за результат. Была разработана особая базовая концепция Атомного проекта в виде жёсткой конкуренции изолированных друг от друга особо секретных научных организаций. Результаты работ оцениваются по результатам этапов путём одновременного сопоставления отчетных данных из двух Центров. Здесь параллелизм НИОКР не только не увеличивал расходы, а, напротив, намного уменьшил затраты денег и времени.

В фундаментальной и прикладной науке СССР с середины 30 до середины 50 годов постоянно шел бой против буржуазной лженауки, особенно в космологии, релятивистской физике, кибернетике и генетике. Первым секретным физикам-атомщикам СССР просто повезло, что ими стал руководить не осторожный партиец Г.М. Маленков, а прагматичный Л.П. Берия, презиравший маркстистко-ленинские догмы. Уже после успешного испытания первой советской атомной бомбы к 1952 г. обострилась война сталинских догматиков с теорией относительности, как «махизма». Летом 1952 г. в газете «Красный флот» была опубликована воинствующая статья чл.-кор. АН СССР А.А. Максимова «Против реакционного эйнштейнианства в физике», крайне возмутившая ядерных физиков из окружения Л.П. Берия. Эти физики написали протестное письмо Л.П. Берия, где были такие слова «…Основной атаке со стороны этой группы философов подвергается теория относительности и квантовая теория, лежащие в основе современной физики и представляющие собой теоретическую базу электронной и атомной физики…». Авторы письма просили содействовать публикации статьи В. Фока «Против невежественной критики современных физических теорий». При участии Л.П. Берия эта статья получила положительную оценку в ЦК КПСС и была опубликована в первом номере журнала «Вопросы философии» в 1953 г. Само это событие, как одно из узловых в истории противостояния мировой науки и сталинской идеологии, прочно вошло в анналы истории советской науки. Подробнее см.: http://istmat.info/node/32489.

После войны от довоенного вида Берия остались только пенсне. Лаврентий растолстел и стал напоминать огромную сову или видавшего виды гангстера из голливудского фильма. Широкополая шляпа, отлично сшитый костюм, дорогой галстук с крупным узлом. Внешним видом он отличался от невзрачных соратников по Политбюро. Берия любил литературу, кино и искусство.

Берия умел быть обаятельным мужчиной.

Есть и его шокирующая специфика: показной образ заботливого мужа и примерного отца, а с другой стороны – тайного опытного любовника. Цитата из упомянутой выше книги Л. Лурье и Л. Маляров «Лаврентий Берия. Кровавый прагматик»: «Лаврентий Павлович начал изменять своей жене еще в Тбилиси. У него был несомненный комплекс Дон-Жуана. Ему важно было не столько качество, сколько количество. Не имело особого значения, кто объект его вожделения – светская дама или проститутка…Репутацией гуляки Лаврентий пользовался и в Москве…» (с. 533). Берия был тонкий психолог. Еще цитата из этой же книги: «Был еще один неожиданный способ знакомств – по переписке. Берия особенно внимательно изучал приходящую ему корреспонденцию от женщин. Строчки прошений, жалоб и поздравлений будили в нем эротические фантазии… Невозможно представить, чтобы подобные письма писали жертвы изнасилования. Дамы, которые осыпали Лаврентия милыми пошлостями, определенно желали продолжения знакомства» (с. 536).

Берия искал любовных приключений со все новыми привлекательными женщинами и далее поддерживал с ними отношения. В психологическом отношении Берия нуждался хотя бы во временном уходе от тягот взаимоотношений с полусумашедшим маниакально-подозрительным и вероломным И.В. Сталиным. Он не стал скрытным пьяницей. Любовные интриги и близость с красивыми женщинами давали ему удовольствие, ощущение эйфории и заряд энергии, особенно нужный и для «атомного фронта». По сути дела Берия сам себя лечил от возможного помешательства в ненормальной системе сталинской власти.

Специфика такого донжуанства не имеет криминальной составляющей. И это не исключение среди обеспеченных ответственных работников в возрасте 40-50 лет.

В целом, в человеческом отношении Берия не был злодеем или ярко выраженным психопатом. Конечно, Л.П. Берия знал, что «ему долго жить не дадут: или снимут, или что-нибудь случится с ним» (с. 541).

8. Создание Спецкомитета во главе с Л.П. Берия

Как следует из «Истории создания ядерного ГУЛАГа» (historicus.ru › gulag/ копия ещё), организационные основы атомного проекта СССР были заложены серией Постановлений Государственного Комитета Обороны в 1942-1945 годах. Можно выделить два главных этапа: первый – подготовительный (сентябрь 1942 года - июль 1945 года), второй – решающий (август 1945 года - август 1949 года).

На первом этапе решающую роль сыграли данные разведки. Итогом первого этапа стало создание первичной научно-технической инфраструктуры для создания первой атомной бомбы. 15 мая 1945 года выходит Постановление ГКО № 8579сс/ов, которым предусматривается разработка технического задания на проектирование первых атомных бомб БС-1, БС-2. 16 июля 1945 года, в штате Нью-Мексико американцы провели успешные испытания первой в мире атомной бомбы. Обо всех параметрах взрывного устройства и предполагаемой дате испытания нью-йоркская резидентура НКВД сообщила в Москву за две недели до события.

Начало второму этапу положили американские бомбардировки японских городов Хиросимы и Нагасаки 6 и 9 августа 1945 года. В СССР были приняты чрезвычайные меры для форсирования работ по атомному проекту.

Как впоследствии вспоминал Б.Л.Ванников, 17 или 18 августа 1945 г. его вызвал к себе Сталин. Вслед за Ванниковым приехали Л.П. Берия и А.П. Завенягин. Разговор пошел о создании атомной бомбы и о сугубо практических вопросах организации руководства работами. Берия предложил создать под началом Завенягина специальное главное управление в структуре НКВД. Сталин высказался в том смысле, что предложение заслуживает внимания, поскольку НКВД имеет в своем распоряжении большое количество рабочих и квалифицированных специалистов, а также сеть организаций на железной дороге и водном транспорте. При недостатке оборудования и материалов, их своевременная доставка будет иметь важное значение.

20 августа 1945 года Сталин подписал Постановление Государственного Комитета Обороны № 9887 "О Специальном Комитете при ГОКО". На Спецкомитет возлагалось руководство всеми работами по использованию внутриатомной энергии урана. В его состав вошли: Л.П.Берия – председатель; М.Г. Первухин – заместитель председателя Совнаркома СССР; Н.А.Вознесенский – председатель Госплана СССР; Г.М.Маленков – секретарь ЦК КПСС; Б.Л.Ванников – нарком боеприпасов; В.А.Махнев – секретарь Специального комитета; П.Л.Капица – академик, директор Института физических проблем АН СССР; А.П. Завенягин – заместитель наркома внутренних дел; И.В.Курчатов – начальник лаборатории №2 АН СССР, научный руководитель проблемы. На ПГУ возлагалось непосредственное руководство научно-исследовательскими, проектными, конструкторскими организациями и промышленными предприятиями по использованию внутриатомной энергии и производству атомных бомб.

Начальником ПГУ был утвержден Б.Л.Ванников. Заместителями начальника ПГУ стали: Н.А.Борисов, П.Я.Мешик, П.Я.Антропов, А.Г.Касаткин, А.П.Завенягин – первый заместитель.

Последним пунктом этого документа предписывалось «поручить тов. Берия принять все меры к организации закордонной разведывательной работы по получению более полной технической и экономической информации об урановой промышленности и атомных бомбах». Добывать секретную информацию после войны становилось труднее в силу активизации деятельности ФБР и использования новых приемов защиты информации и контроля за деятельностью ученых. Для координации работ разведки Спецкомитет 28 сентября 1945 года организовал в своем составе Бюро № 2 во главе с П.А.Судоплатовым.

Секретность, также окружавшая советский атомный проект, поражает. Даже Берия не мог писать документы по проекту полностью: он, в соответствии с инструкцией, пропускал ряд слов, и лишь после того, как документ был напечатан с пропусками, вписывал эти слова от руки. Американцам, по всей видимости, не удалось добраться до атомных разработок СССР, а эффективная система их защиты стала, по мнению В. Губарева, результатом работы советской разведки, поставившей добывание секретов американской ядерной индустрии буквально на поток.

После упразднения ГОКО в сентябре 1945 года Специальный Комитет стал функционировать как орган при Совете Народных Комиссаров СССР, а с марта 1946 года, после преобразования СНК СССР в Совет Министров СССР, как орган при Совмине СССР. На Специальный Комитет, помимо ключевой задачи организации разработки и производства атомных бомб, была возложена организация всей деятельности по использованию атомной энергии в СССР: научно-исследовательские работы, разведка месторождений добычи урана, создание атомной промышленности, атомных энергетических установок и атомного приборостроения. Специальный Комитет провел более 140 заседаний, объем протоколов которых составил около 1000 машинописных листов. В целом делопроизводство Специального Комитета содержит более 300 000 страниц.

В частности, оказалось, что для выполнения поставленных в рамках атомного проекта задач в СССР катастрофически не хватало физиков. Л.П. Берия сразу же распорядился искать светлые головы для "белого архипелага" в другом подведомственном ему "архипелаге" - ГУЛАГе. Вчерашних зэков направляли в специально созданные "шарашки" - тоже тюрьмы, но научные.

Также Берия как куратор атомной разведки СССР направил для армейской разведки списки всех перспективных немецких ученых, которых следовало захватить в Германии. Точно такие же списки были и у западных союзников. Когда руководитель германской программы по созданию «Фау-2» Вальтер Гейзенберг смог спокойно уехать на велосипеде из советской зоны на Запад, Лаврентий Павлович устроил генералам форменный разнос. Далее в Берлине были вывешены объявления о том, что все мужчины мобилизуются на разбор завалов и захоронение трупов, освобождены будут лишь обладатели ученых степеней, зарегистрированные в комендатуре. Законопослушные немецкие профессора явились для регистрации, где служащие НКВД их быстро рассортировали и всех нужных отправили, вместе с семьями, в теплый город Сухуми. В столице Абхазии по воле Берии были закрыты несколько санаториев, которые буквально за два дня были переоборудованы в лаборатории. Именно в них до 1956 года, до начала немецкой репатриации из СССР, работали такие известные ученые как Густав Герц, лауреат Нобелевской премии, Манфред фон Арденне, физик-изобретатель, и другие светила немецкой науки.

Берия у ученых пользовался заслуженным авторитетом. В воспоминаниях академика Сахарова есть любопытный момент: академик Зельдович, рассказывая об амнистии и прекращении «дела врачей» сказал: «А ведь это наш Лаврентий Павлович разобрался!». «Нашим» Берия был и для самого Сахарова, которого трудно заподозрить в симпатиях к сталинистам и коммунистам (Тихомиров В. , Лаврентий Берия: скучное чудовище //
istpravda.ru›Исследования›Лаврентий Берия).

9. Роль Госплана и НКВД в организации атомной промышленности

Важная роль в организации атомной промышленности страны принадлежала Госплану СССР. Председатель Госплана Н.А.Вознесенский был одновременно членом Специального Комитета. Первое (атомное) управление в Госплане было создано одновременно с ПГУ и Специальным комитетом ГКО. Начальником Первого управления Госплана был назначен Н.А. Борисов, а его заместителями Н.А.Черепнев и С.П.Столяров. Председателю Госплана СССР, члену Специального комитета Н.А.Вознесенскому было поручено через это управление обеспечить всеми видами ресурсов выполнение заданий Специального комитета.

Кстати, Н.А.Вознесенский в 1945 г. курировал обеспечение ногинского завода № 12 (современное ОАО «Машиностроительный завод», Электросталь) оборудованием для плавки урановой руды. Этот завод был обеспечен вакуумными высокочастотными электропечами советского производства, за счёт вывоза из Германии и закупки по импорту; в этих печах выплавлялись урановые стержни для реактора Ф-1. В том же 1945 году Н. А. Вознесенскому было поручено совместно с НКАП рассмотреть вопрос об использовании металлургического оборудования, вывозимого из Германии на завод № 261 в Новоуральске. В 1946 году на площадке строительства завода № 261 началось сооружение газодиффузионного завода, носившего название Комбинат № 813 (завод Д-1) и предназначенного для производства высокообогащенного урана. Завод дал первую продукцию в 1949 г. Вскоре Н.П. Вознесенский был репрессирован и расстрелян. Такие «оргмеры» Сталина вносили дезорганизацию в развитие атомной промышленности.

Чтобы судить, какие ведомства стояли у истоков создания атомной промышленности, приведем распределение капитальных вложений, выделенных Госпланом на второй квартал 1946 года:

Предприятия ПГУ при СНК СССР - 22,5%;
Институты и заводы Минцветмета - 15,0%;
Комитет по делам геологии - 14,0%;
Министерство электростанций - 8,5%;
Институты АН СССР (Лаборатории No. 2, 3, РИАН, ИФХАН и другие) - 8,0%;
Министерство транспортного машиностроения - 7,5%;
Институты и предприятия МВД - 6,7%;
Министерство машиностроения и приборостроения - 6,5%;
Предприятия других шести Министерств - 11,3%.

На выделенные в 1948 г. на капитальное строительство 2,6 млрд руб. (в том числе 700 млн руб. на оборудование) строились предприятия и институты, подчиненные разным подразделениям и ПГУ. Проект плана капитального строительства в 1948 г. по ряду предприятий составлял:
комбинат № 6, Средняя Азия - 300 млн руб.;
комбинат № 813, Средний Урал - 550 млн руб.;
комбинат № 817, Южный Урал - 340 млн руб.;
завод № 814, Северный Урал - 150 млн руб.;
завод № 544, Удмуртия, г. Глазов - 100 млн руб.;
завод № 12, г. Электросталь - 90 млн руб.;
завод № 906, Украина, г. Днепродзержинск - 80 млн руб.;
КБ-11, г. Арзамас-16 - 40 млн руб.;
НИИ-9, г. Москва - 10 млн руб.

Нельзя рассматривать реализацию советского атомного проекта без объективного освещения роли НКВД-МВД, его руководителей, работы целого ряда коллективов этих ведомств по созданию отечественного ядерного оружия.

10. Становление атомной науки и промышленности в недрах НКВД-МВД

Нет, основная исследовательская работа шла не в НИИ РАН или высшей школе.

В 40-е годы, еще до создания ПГУ, наиболее активное участие в организации работ по Атомному проекту принимало Девятое управление НКВД. Оно курировало весь комплекс работ от добычи урана до получения ядерных материалов - высокообогащенного U-235 и плутония. В систему НКВД входило Главное управление лагерей горно-металлургических предприятий (ГУЛГМП). Девятое управление НКВД было в составе ГУЛГМП еще до 1939 года. В нем работали С.Е. Егоров - первый начальник Второго управления ПГУ (1945-1946 годы), главный геолог – заместитель директора НИИ-10 (Всесоюзного научно-исследовательского института химической технологии – ВНИИХТ) Д.Я.Суражский.

После организации ПГУ часть этих работ была передана из ведения НКВД в ПГУ.

Важными направлениями работ, которое курировало Девятое управление НКВД в 1946-1949 годах, были радиационная биология, ядерная физика, получение радиоактивных изотопов. Этими вопросами начали заниматься созданные в Челябинской (г. Сунгуль) и Калужской областях (г. Обнинск) лаборатории "Б" и "В". Девятое управление контролировало и в определенной мере координировало работу специалистов лаборатории "Б" и "В", институтов г. Сухуми и Наркомцветмета, а также ряда институтов и предприятий других ведомств.

В системе этого управления работали такие видные ученые, как члены-корреспонденты АН СССР физики-теоретики Д.И. Блохинцев, А.И. Лейпунский, академик АМН Л.А. Булдаков, профессора С.А. Вознесенский, Н.В. Тимофеев-Ресовский. У истоков атомной промышленности, кроме Девятого управления, был и Главпромстрой НКВД во главе с А.Н. Комаровским. Это подразделение под руководством первого заместителя начальника ПГУ А.В. Завенягина было ответственно за строительство основных предприятий отрасли. Руководили стройками и многочисленными строительными организациями в МВД министр С.Н. Круглов и его первый заместитель В.В.Чернышев. Директора строящихся комбинатов с ними решали вопросы по численности работающих, замены руководителей строительства, укрепления материально-технической базы. В эти годы НКВД через своих представителей, уполномоченных Совета Министров, контролировал выполнение постановлений Спецкомитета и Правительства руководителями предприятий и строек. Например, генерал-майор Н.И.Павлов был уполномоченным СМ СССР в Лаборатории № 2 НКВД.

Спецкомитету с его сильной управленческий, научной и инженерной командой удалось начать создание целостной атомной промышленности, часть которой не имела аналогов в Германии, США, Канаде, Великобритании (как первых ядерных стран мира). Так, англичане и американцы не сумели организовать разделение изотопов на центрифугах. Берия же вложил деньги и подобрал инженеров для освоения этого способа. В результате первый в мире завод по разделению изотопов на центрифугах был построен в СССР в 1964 году – на 10 лет раньше, чем где-либо в мире. Этот способ почти в три раза производительнее диффузионного, а расход электроэнергии на единицу разделенных изотопов в 25 раз ниже.

Берия не просто умел организовать самые сложные дела, он чувствовал перспективу.
В марте 1953 г. на Специальный комитет было возложено руководство другими специальными работами оборонного назначения. В трагический день ареста и, по неофициальным данным, расстрела Л.П. Берия 26 июня 1953 г. Специальный комитет был ликвидирован, а его аппарат и функции переданы во вновь образованное Министерство среднего машиностроения СССР.

Испытание первой советской водородной бомбы, разработку которой курировал Г.М. Маленков, состоялось 12 августа 1953 г., уже после устранения Л.П. Берия.

11. Время обезопасить руководящую команду страны от Берия

Берия прожил жизнь в 54 года.

Чтобы себя обезопасить от Берия, Сталин после войны поручил ему создание атомного оружия и атомной промышленности, создав для него Спецкомитет. После кадровых перестановок в новых МВД и МГБ стали менее зависимыми от бывшего шефа Л.П. Берия. Смерть И.В. Сталина потребовала перегруппировок политических сил и новых стратегий развития СССР, особенно сокращения масштабов репрессий и заключенных. В начале 1953 г. его сподвижники стали активнее квалифицировать Берия как «буржуазного перерожденца», способного пойти на госпереворот.

(продолжение)


Tags: СССР, герои, история, касается каждого, наука, патриот, убийство
Subscribe

  • Пятая колонна. Made in USA

    Подсказка. 1. Нажимаете на скрин и он открывается в отдельном окне. 2. Полностью книгу можно почитать по ссылке при оплате или купив на ОЗОН.…

  • Александр Невский. Интересное из БСЭ

    Интересно девки пляшут. Статья из второго тома Большой Советской Энциклопедии, вышедшего в 1926 году ( первое издание): Александр Ярославич…

  • Пойду, что ли, почитаю....

    Сходила я давеча на родительское собрание. Трали-вали-гусельки, Вася то, Дуся это.... а вот Егор — единственный, к кому у меня нет претензий по…

promo ani_al март 2, 2013 20:08 52
Buy for 100 tokens
История приключений маленькой грустной пуси Вершинина и его подружки Кочневой http://ani-al.livejournal.com/796227.html (пуся фашист) http://ani-al.livejournal.com/808920.html (мое) http://ani-al.livejournal.com/795183.html (уголовное преступление пуси)…
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments