ani_al (ani_al) wrote,
ani_al
ani_al

Category:

Кинопродюсер Марк Рудинштейн: «Как XXI век проведу? В основном в гробу» (2)

«ЕСТЬ АКТЕРЫ, КОТОРЫЕ НЕХОРОШО ПЬЮТ, ДУРЕЮТ: К НИМ ОТНОСИЛСЯ, К СОЖАЛЕНИЮ, И ОЛЕГ ЯНКОВСКИЙ»

— Часто впечатление об актере, сложившееся по его ролям, расходилось у вас с тем, каков он в реальности?

— Часто.

Вот смотришь, бывает, фильм или спектакль и думаешь: «Боже, какой благородный человек, как он играет, какие у него глаза, как говорит красиво», а при встрече разочаровываешься, потому что диаметральную видишь противоположность...

— Абсолютно — это то, из-за чего, может, я и написал свою книгу. Чтобы любить кино, любить искусство...

...нельзя дружить с актерами...

— Да, хотя поклонники тоже должны к ним относиться терпимо, ведь лезут в их личную жизнь, не понимая, что публичным людям тоже бывает больно. Ну и, коль вы имеете сегодня возможность все знать, не надо создавать себе идолов. Любите барона Мюнхгаузена, любите Абдулова — Принца-Медведя, но не придумывайте себе кумира, потому что это может закончиться трагично. Люди получают вдруг информацию, которая полностью разрушает полюбившийся им образ, — лучше бы они эту информацию...

...не знали?

— Наоборот, лучше бы знали сразу — тогда не воспринимали бы киногероя как реального Абдулова, Янковского, того, другого, третьего... При этом я себе иногда вопрос задаю: а может, надо оставить все-таки сказку какую-то, что пошел Иван в дремучий лес и нашел Марью-царевну? Пусть люди идут и ищут свою судьбу.

Сказку — да, а мифы?

— А мифы пусть разрушают!

Актеры в большинстве своем пьяницы?

— Нет, и я, например, обожаю, ты себе даже не представляешь как, Михаила Ефремова. Не могу этого сказать о Баширове, потому что его пьянство разрушительный носит характер, а вот у Ефремова это всегда спектакль, хотя иной раз и неприятно, конечно.

Зато какой, Марк Григорьевич, талант!

— Что да, то да: ну как о нем можно не написать? — это ведь и не секрет-то, в конце-то концов. Я о его проделках как об элементе фестиваля пишу — понимаешь? — это вещи неразделимые.

Из публикации в журнале «Караван историй».

«Я вдруг почувствовал, что если немедленно не лягу в постель, усну прямо на одной из скамеек рядом с мужичком, который уютно устроился под газеткой. Услышав наши шаги, мужик поднял голову, и я узнал Митю Перфемова.

— Ты что тут делаешь?

— Жена в номер не пускает, — заплетающимся языком жалобно сказал Митя, и голова его снова поникла.

— Влад, нельзя его тут оставлять.

Пока мы волокли Митю, я вспомнил, сколько таких вот бездыханных тел мне пришлось таскать на себе за годы существования «Кинотавра» и сколько страха я натерпелся, боясь, что кто-нибудь из гостей помрет с перепою или утонет. Богема!».

«Меня ждали в Зимнем театре, где вместе с Сонатой Ритвиновой и Митей Перфемовым я должен был представлять фильм «Море. Корабль. Моряк». Показ был внеконкурсный, но народу в зал набилось много.

Стоим за кулисами, и тут Митя говорит:

— Я в туалет.

— Ты что, нам на сцену! — пытаюсь остановить его я.

— Файф минут! — сказал Перфемов и исчез.

Слово он сдержал — явился точно через пять минут, но уже в стельку пьяным.

— Соберись, Митя! — только и успел прошипеть я перед выходом к зрителям.

И вот мы с Ритвиновой шествуем к микрофонам, а сзади вдруг раздается страшный грохот — Перфемов падает. В зале смеются, а он встает на четвереньки и ползет за нами. Дополз, гавкнул и с трудом поднялся.

— Вот какие веселые артисты сегодня в этом зале, — пытаюсь выкрутиться я.

Соната берет микрофон, но не успевает сказать и двух слов о фильме, как Митя начинает орать:

— Ну что ты, б... несешь? Что ты, проститутка, в кино понимаешь?

На сцену выскакивают два дюжих охранника и тащат сопротивляющегося Перфемова за кулисы.

— Где он? — спросил я у охраны, когда кошмар закончился.

— В номере — так пьян, что до завтра не поднимется.

Но я всегда знал: нельзя недооценивать Митю. Тем же вечером Перфемов был первым, кого я увидел в «Звезде» — ресторане на крыше «Жемчужины», где выступают лучшие стриптизерши из Москвы. Попасть в это место непросто даже гостям фестиваля — за столиками сидят сплошь знаменитости. Перфемов со своим лучшим другом Басыровым, Народный, Гвоздикова с Жариковым, Алика Смехова, Наташа Варлей, Саша Абдулов с Сашей Збруевым, а вот и ведущая нашей завтрашней церемонии открытия — Яна Докилева (я с тревогой смотрел, как она переходит от столика к столику с бокалом мартини). Яна талантливая, эффектная, умная, но стоит ей выпить, как весь лоск слетает с нее в одно мгновенье — вот и сейчас она, явно хорошо поддав, хотела общения. С каждым чокалась, смеялась, а когда подошла ко мне, я попросил шепотом:

— Яна, остановись — ты помнишь, что завтра ведешь открытие?

— Марик, да я твое открытие с закрытыми глазами проведу! — Докилева плюхнулась на соседний стул и засмеялась собственной шутке. — Давай выпьем за самый лучший кинофестиваль на свете!

— Подожди минутку, мне позвонить надо, — я отошел в сторонку и отыскал в телефоне номер ее мужа Моисея Михина: «Моисей, Яна себя плохо чувствует, забери ее. Она со мной в «Звезде».

Михин тихо выругался и пообещал прийти через пять минут.

Когда я вернулся к столу, вместо Докилевой там сидел Абдулов.

— Она разговаривает с Перфемовым. Слушай, Марк, у меня к тебе дело. Мне срочно нужно пять тысяч долларов — Алиса хочет пойти в казино, а я пустой.

Я налил себе в стакан морса, залпом выпил.

— Саша, я тебе один умный вещь скажу, только ты не обижайся. Что ты забыл рядом с этой кошмарной бабой?

— Баба как баба...

— Что ты со своей жизнью творишь? Я ведь знаю: ты до сих пор Алферову любишь. Помнишь, как отмечали твое 40-летие на «Кинотавре»? Когда вы с Ирой на белых конях выехали на арену цирка, у всего зала ком в горле стоял.

Абдулов опрокинул рюмку водки и твердо поставил ее на стол.

— Белый конь, юбилей... Марк, это было просто шоу.

— И потом, ночью, на берегу, когда Ира сидела, положив голову тебе на плечо, и плакала, а ты гладил ее по волосам — тоже шоу было? Я ведь вас видел!

Абдулов тряхнул головой, словно отгоняя воспоминания.

— Ладно, ты денег одолжишь мне или нет?

— Нет, Саша. Во-первых, ты до сих пор не вернул те, что занял в Вегасе, а во-вторых, у меня сейчас нет.

Он встал и, не говоря ни слова, вернулся к своему столу. Обиделся, а мне стало горько. Действительно, среди этих людей нет ни одного человека, кто относился бы ко мне бескорыстно. Ни с кем мы так и не стали друзьями, хотя не раз сидели за одним столом, выпивали, вели разговоры «за жизнь», делились своими тайнами, победами на любовном фронте, парились в бане, играли в бильярд. Они были желанными гостями на моих фестивалях, принимали их по высшему разряду, селили в лучших номерах, мой персонал был внимателен и предупредителен, но со звездами просто невозможно дружить. С ними не стоит сближаться, чтобы не разочароваться в своих кумирах...».

Есть, конечно, актеры, которые нехорошо пьют, дуреют: к ним относился, к сожалению, и Олег Иванович. Он много не пил, но если уж выпивал, становился — даже не хочется это слово к нему применять! — хамоватым, мог обидеть, запросто оскорбить, и, честно говоря, в последние годы иногда только моими волевыми усилиями приходилось сглаживать многие ситуации.

«Рядом послышались шаги. Мы, не сговариваясь, отступили в тень и увидели Народного, который разговаривал о чем-то с молодой украинской актрисой. Они подошли ближе, и вдруг Алик, бесцеремонно взяв девушку за лицо, спросил:

— Так что мы сегодня вечером делаем?

Я хорошо знаю этот его жест — подвыпивший Народный переставал быть джентльменом. Обычно дамы смущались, но терпели, а эта девочка неожиданно твердо сказала:

— Уберите руку, иначе получите по морде.

Народный опешил. Актриса достала носовой платок, брезгливо вытерла подбородок и ушла, а я на миг почувствовал себя отомщенным.

«В Америке она бы его по судам затаскала», — заметил Влад Масков, когда мы снова вышли на свет».

Tags: интересно, искусство, от первого лица
Subscribe
promo ani_al март 2, 2013 20:08 52
Buy for 100 tokens
История приключений маленькой грустной пуси Вершинина и его подружки Кочневой http://ani-al.livejournal.com/796227.html (пуся фашист) http://ani-al.livejournal.com/808920.html (мое) http://ani-al.livejournal.com/795183.html (уголовное преступление пуси)…
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments