ani_al (ani_al) wrote,
ani_al
ani_al

Categories:

Клиника

Отвлекитесь от оценки текстов этого юзера friend и вы поймете зачем и почему он это делает.
Если не поняли [ответ]им движет комплекс неполноценности.




Глава 2. Сравнительный анализ познавательной и эмоционально-волевой сферы у заикающихся детей

2.1 Особенности нарушений познавательной и эмоционально-волевой сферы у дошкольников с заиканием

В дошкольном возрасте наличие заикания, как правило, не оказывает заметного влияния на социальное поведение детей. Их контакты с ровесниками и взрослыми лицами остаются практически обычными.
...
Особенно ярко отличие от нормы выступает в речевом развитии. Так, первые слова нередко появляются лишь к 1,5 годам, элементарная фразовая речь формируется к 3-м годам, развернутые фразы отмечаются лишь к 3,5 годам жизни. Наряду с задержкой развития речи имеются нарушения произношения многих, звуков, медленное накопление словарного запаса, позднее и неполное освоение грамматического строя речи. Начало заикания совпадает с периодом формирования фразовой речи, т.е. с возрастом 3-4 года.
В начальном периоде заикания, который продолжается от 1 до 6 месяцев, заикание протекает как бы волнообразно, то несколько смягчаясь, то утяжеляясь, однако периодов, свободных от судорожных запинок речи, обычно не наблюдается. При отсутствии логопедической помощи речевое нарушение постепенно утяжеляется. Заикание быстро "обрастает" обильными сопутствующими движениями и эмболофразией.
Для данной формы заикания типичны относительная монотонность и стабильность проявлений речевого дефекта. Судорожные запинки усиливаются при физическом и психическом утомлении детей, в период соматических заболеваний, но обычно мало зависят от внешних ситуационных факторов.
При обследовании моторики у детей с неврозоподобной формой заикания обращает на себя внимание патология моторных функций, выраженная в разной степени: от недостаточности координации и подвижности органов речевой артикуляции до нарушения статической и динамической координации рук и ног.
Мышечный тонус при этой форме заикания неустойчив, движения напряженные и несоразмерные. Имеются нарушения координации движений рук и ног, тонкой моторики рук, артикуляционной моторики. Наиболее выраженные нарушения отмечаются в мимической, артикуляционной и тонкой моторике рук. При неврозоподобной форме заикания особенно страдает динамический праксис. Заикающиеся с трудом запоминают последовательность движений, с трудом переключаются с одной серии движений на другую. Большая часть заикающихся этой группы с трудом воспроизводит и удерживает в памяти заданный темп и ритм. Как правило, у них плохо развивается музыкальный слух.
Большинство заикающихся этой группы двигательные ошибки не исправляют самостоятельно. Словесная инструкция по двигательным задачам является недостаточной, при обучении необходимы наглядные образцы.
Психическое состояние детей с неврозоподобной формой заикания характеризуется повышенной возбудимостью, взрывчатостью, в одних случаях, и вялостью, пассивностью - в других. Внимание таких детей обычно неустойчиво, они не обнаруживают стойкого интереса к творческой игровой деятельности, нередко отмечается снижение познавательной активности.
В дошкольном возрасте наличие заикания, как правило, не оказывает заметного влияния на социальное поведение детей. Их контакты с ровесниками и взрослыми лицами остаются практически обычными.
Невротическая форма заикания может иметь как благоприятное, так и неблагоприятное (прогредиентное и рецидивирующее) течение. При благоприятном течении выраженность заикания не бывает тяжелой. Изменение окружающей обстановки в лучшую сторону, общее оздоровление организма ребенка, адекватные лечебно-педагогические мероприятия способствуют достаточно быстрой обратной динамике речевого нарушения.
Нередко заикание постепенно приобретает хроническое течение, при котором в дальнейшем полных и длительных ремиссий уже не наблюдается, и речевое нарушение становится все более тяжелым.
В случаях неблагоприятного течения заикания чаще имеет место наследственная отягощенность заиканием и патологическими чертами характера. В семьях детей, у которых имеется неблагоприятное течение заикания, бытуют нередко неправильные формы воспитания, способствующие хронификации речевой патологии.

...В то же время, по сравнению с нормой, для всех заикающихся этой группы характерно недоведение элементов движения до конца, некоторая их вялость, повышенная двигательная утомляемость, у части заикающихся отмечается незначительный тремор пальцев рук. В процессе логоритмических занятий заикающиеся этой группы легко сочетают движения под музыку с речью вслух, что благотворно воздействует на качество их речи.
Звукопроизношение у детей с невротической формой заикания либо не имеет нарушений, либо в соответствии с возрастными особенностями носит черты функциональной дислалии. Темп речи обычно быстрый, голос достаточно модулирован.
У таких детей имеется тесная ситуационная зависимость тяжести заикания. Следует также особо подчеркнуть, что в состоянии эмоционального комфорта, в процессе игры или наедине с собой речь у них обычно свободна от судорожных запинок. У многих детей с невротической формой заикания, несмотря на благоприятное его течение и глубокую ремиссию, в 7 лет наблюдается рецидив заикания при поступлении в школу. Рецидиву заикания в это время способствует как увеличение эмоциональной и физической нагрузки, так повышение психической и речевой напряженности.

2.2 Проявление нарушений познавательной и эмоционально-волевой сферы у подростков с заиканием

В подростковом возрасте чаще всего встречается неврозоподобный логосиндром. Такие подростки повышенно и легко ранимы, для них важно то, как о них думают окружающие люди, они нерешительны, неуверенны, впечатлительны, самооценка у таких подростков занижена; следствием заикания может быть эмоциональная неустойчивость. Эти наслоения усиливают у подростков чувство своей неполноценности и желание выздороветь. Таким образом, рассматривая заикание, как часть сложного медико-психологического образования, включающего не только речевую патологию, но и личностные нарушения, можно понять взаимосвязь заикания с другими симптомами. Также, существуют трудности и в учебной деятельности, одна из ее особенностей - неустойчивость. Внешние проявления неустойчивости деятельности могут быть обусловлены различными моментами. Это может быть импульсивность и слабая организованность работы, вследствие неумения анализировать образец, инструкцию, предварительно обдумывать свою деятельность, планировать последовательное выполнение всех ее этапов. Это может быть отвлекаемость и неумение проявить волевое усилие для преодоления встречающихся в процессе деятельности трудностей. Наконец, может иметь место сбой деятельности вследствие низкого эмоциональной устойчивости и действием истощающих и побочных отвлекающих раздражителей, а также явление нерешительности, растерянности из-за неполного восприятия образца, инструкции. Все эти характеристики служат основанием для развития тревоги и тревожности, которая еще более осложняет заболевание. Нужно отметить недостаточность источников по проблеме эмоциональных нарушений и заикающихся подростков, в результате чего объясняется неполнота анализируемой литературы. Таким образом, заикающиеся подростки испытывают эмоциональное напряжение или тревожность в таких видах деятельности, как общение и учеба, которая также предполагает коммуникативную активность. Тревожность - как свойство личности возникает у таких подростков вследствие, во-первых, знания о своем дефекте, во-вторых, из-за страха речи (логофобия), в-третьих, из-за того, что они знают, что они не такие как все, что сам дефект служит основанием отделять их от нормальных детей. Из-за неуверенности, низкой самооценки, высокой впечатлительности и ранимости, тревога переходит в тревожность, и становиться неотъемлемой частью личности.
Как известно, многие школьники свободное время проводят за компьютером, телевизором. Всё это усиливает их раздражительность, рассеянность, психическое переутомление. Они часто не могут самостоятельно своими мыслями, особенно тогда, когда с ними говорят на повышенных тонах. Переживания усиливаются насмешками одноклассников над речью.
В ряде случаев у заикающихся школьников не складываются отношения в семье. Родители часто ошибаются в оценке способностей своих детей и не осознают влияния речевого дефекта на самочувствие и успеваемость в школе. В школе иногда учителя акцентируют внимание на речи ребёнка, непонимая, что тем самым наносят непоправимый вред психики заикающегося подростка.
Всё это обуславливает развитие отрицательных сторон психики подростка. Он становится молчаливым, неуверенным в себе. У него проявляются мысли о собственной ущербности, неполноценности. Заикание нередко парализует его волю и желание учиться.
У многих заикающихся подростков ослаблено целенаправленное, произвольное внимание. Постоянные волнения, преобладание возбуждения над торможением, двигательное беспокойство мешают сосредоточиться на восприятии материала и выполнении заданий на уроках, на предмете разговора с собеседниками. Такие школьники неточно формулируют свои мысли, говорят отрывисто, усечёнными фразами, многократно повторяя лишние слова и слоги.
У них часто нарушается эмоционально-волевая сфера. Они постоянно находятся во власти отрицательных эмоций, порой становятся плаксивыми, раздражительными, а иногда и агрессивными.
Частая смена настроений, страх речи усугубляется неадекватным отношением к себе окружающих. Многие подростки испытывают постоянный внутренний конфликт из-за преувеличенного представления о своих возможностях и способностях.
Некоторые заикающиеся из-за своего дефекта не могут общаться не только со взрослыми, но и со сверстниками. Большинство заикающихся подростков находятся в состоянии стресса, испытывают чувство тревоги, что усиливает внешние проявления заикания.
Отмечаются колебания в речи пациентов: усилении заикания в момент актуального речевого общения и спонтанном; прекращении вне его, в отсутствие коммуникативного партнера (исключая случаи неврозоподобного заикания, утяжеленные выраженной неврологической симптоматикой). В отечественной литературе, посвященной этой форме логопатии, утвердилась концепция о сугубо коммуникативном характере заикания, часто приводящем заикающихся к глубокому нарушению процесса коммуникации в ряде звеньев: эмоциональном (появление логофобии), когнитивном (в искажении понимания и оценки коммуникативной ситуации и представления о себе самом как субъекте общения) и поведенческом (избегание ряда ситуаций, сужение круга контактов).
Заикание представляет собой особую форму невротического нарушения общения, в основе которого лежит функциональное расстройство речедвигательного механизма. Данное расстройство провоцируется и закрепляется дисгармоничными отношениями в семье и, в частности, неадекватным отношением к самому речевому дефекту. Невротическая составляющая синдрома заикания представляет собой надстройку над ядром основного заболевания и определяется как вторичный невроз заикания (И.Ю. Абелева). Здесь особо следует подчеркнуть, что заикание - это прежде всего нарушение общения, где "ортопедическая" сторона (собственно дефект речи) порой значительно меньше психологической. Подтверждением тому служит описание многими авторами целого ряда личностных расстройств данного контингента пациентов (Н.М. Асатиани, Ж.М. Глозман, БД. Карвасарский, В.Н. Мясищев, В.М. Шкловский и др.). Особый интерес представляют исследования мотивационной сферы заикающихся. Так, Н.Н. Станишевская (71), экспериментально доказала, что мыслительная деятельность данных пациентов характеризуется неустойчивостью мотивации, включением в задание дополнительных самоинструкций, касающихся собственно построения фразы по облегченному варианту; неустойчивостью характеризуется также внимание, что позволяет предположить наличие невротической дезорганизации интеллекта, сочетающееся с недостаточным контролем эмоций. Данные тестов также показали, что заикающимся свойственна особая дезорганизация личности, проявляющаяся в недостаточной способности к самоактуализации, самовыражению, а также характеризующаяся торможением творческой продуктивности и активности личности в целом. Стержневым звеном такой дезорганизации выступают особенности мотивационной сферы заикающихся, где на первый план выступает сверхценное отношение к дефекту речи, "закрученность" основных мотивов на него. Ведущей формой протекания диалога, как было показано выше, является непосредственное общение, в котором решающую роль играет устная речь. Логично предположить, что нарушения устной речи значимо изменяют всю ситуацию общения. Но стоит отметить, что, как ни парадоксально, нарушения речи не сказываются непосредственно на диалоге, поскольку сама ситуация диалогического общения предполагает значительное абстрагирование от подобного рода недостатка: позиция децентрации "страхует" обладателя искаженной речи от неадекватного восприятия со стороны собеседника - дефект речи естественным образом просто не замечается партнером по диалогу (как и любой другой дефект, поскольку общение идет на личностно-сущностном уровне). Основное, что страдает - это начальные контакты и всевозможные виды формального и зачастую делового общения, при которых именно формальные признаки (внешность, статус, физические особенности) имеют ведущее значение. К сожалению, многие люди большую часть своего времени проводят в рамках именно формального общения, а диалог - малодоступная "роскошь".
Что касается мотивационно-психологических особенностей общения заикающихся, то, как показывают исследования, у них страдает не только вербальное (речевое), но и невербальное общение, нет согласованности между этими уровнями, так что при "выключении" речи в абсолютном большинстве случаев общение не может быть скомпенсировано невербальными средствами. Кроме того, у больных нарушается не только способность самовыражения, передачи коммуникативной и метакоммуникативной информации, но и способность восприятия информации от других лиц. Эти данные согласуются и с результатами исследований Л.М. Кроля и Е.В. Михайловой (30, 44), в ходе которых было выяснено, что потребность в общении подменяется у заикающихся, потребностью в монологической речи. Эти больные, как оказывается, обладают очень низкой коммуникативной компетенцией: не осознают роли невербального поведения, у них отсутствует установка на партнера, им зачастую не знакомо ощущение "коммуникативного удовольствия", они не понимают сути диалога (удачное общение описывается ими как возможность "воздействовать", "влиять" на собеседника, "отстоять свое мнение", "показать себя" и тому подобное), мимика и пантомимика отражают, как правило, не реакцию на партнера по общению, а собственные ощущения, связанные с речевыми трудностями, то есть носят аутокоммуникативный характер. Не случайно поэтому таким стойким является стереотип представлений заикающихся о лечении, как о работе только с речью, и пассивная позиция в отношении возможной работы с процессом коммуникации, само понятие группы воспринимается ими не как групповое взаимодействие, а как соприсутствие многих людей, каждый из которых занят своим делом.
Как показывают исследования Ж.М. Глозман, Ю.Б. Некрасовой, неудачные многочисленные попытки вылечиться приводят взрослых пациентов к усугублению ряда их негативных личностных особенностей:
а) изменение потребностно-мотивационнной сферы (пессимизм, неверие в возможность купирования заикания); б) нарушение эмоционально-волевой сферы (развитие вторичного невроза заикания, при котором "страх речи" становится навязчивым и возникает при одной мысли о речевом общении); в) формирование пассивно-оборонительного поведения (избегание ряда психотравмирующих ситуаций, во многих случаях - агрессия); г) изменение когнитивной сферы (искаженное представление о себе как о субъекте общения; тенденция избирательного и неадекватного поведения; длительное переживание и интерпретация любого состояния, связанного с речевым общением; объяснение своей интерперсональной проблемы исходя из факта наличия заикания, а не из своих личностных особенностей).
Выводы
Особый интерес представляют исследования мотивационной сферы заикающихся. Так, Н.Н. Станишевская, экспериментально доказала, что мыслительная деятельность данных пациентов характеризуется неустойчивостью мотивации, включением в задание дополнительных самоинструкций, касающихся собственно построения фразы по облегченному варианту; неустойчивостью характеризуется также внимание, что позволяет предположить наличие невротической дезорганизации интеллекта, сочетающееся с недостаточным контролем эмоций. Данные тестов также показали, что заикающимся свойственна особая дезорганизация личности, проявляющаяся в недостаточной способности к самоактуализации, самовыражению, а также характеризующаяся торможением творческой продуктивности и активности личности в целом. Стержневым звеном такой дезорганизации выступают особенности мотивационной сферы заикающихся, где на первый план выступает сверхценное отношение к дефекту речи, "закрученность" основных мотивов на него. Специалисты отделяют невротическое заикание от неврозоподобного (когда пациенты в этиологии и патогенезе речи имеют органические нарушения). Но личностная составляющая синдрома заикания у взрослых и подростков представлена как надстройка над ядром основного заболевания и определяется как вторичный невроз заикания. И если в ходе развития организма пациента органические нарушения могут быть сглажены, то невротическая составляющая может быть усилена. Поэтому, как показывает практика, повышение психического тонуса, снятие фрустрирующих факторов при лечении больных с органическими поражениями, хотя сами по себе и не излечивают дефекты полностью, но дают существенные позитивные сдвиги и результаты. Поэтому в логопсихотерапевтическую группу принимаются все пациенты после консультативного приема и общего знакомства с методикой лечебного перевоспитания, изъявившие желание включиться в длительное диагностическое обследование и успешно прошедшие пропедевтический этап, то есть выполнившие все предложенные диагностические задания.
Заключение
Логично предположить, что нарушения устной речи значимо изменяют всю ситуацию общения. Но стоит отметить, что, как ни парадоксально, нарушения речи не сказываются непосредственно на диалоге, поскольку сама ситуация диалогического общения предполагает значительное абстрагирование от подобного рода недостатка: позиция децентрации "страхует" обладателя искаженной речи от неадекватного восприятия со стороны собеседника - дефект речи естественным образом просто не замечается партнером по диалогу (как и любой другой дефект, поскольку общение идет на личностно-сущностном уровне). Основное, что страдает - это начальные контакты и всевозможные виды формального и зачастую делового общения, при которых именно формальные признаки (внешность, статус, физические особенности) имеют ведущее значение. К сожалению, многие люди большую часть своего времени проводят в рамках именно формального общения, а диалог - малодоступная "роскошь". Что касается мотивационно-психологических особенностей общения заикающихся, то, как показывают исследования, у них страдает не только вербальное (речевое), но и невербальное общение, нет согласованности между этими уровнями, так что при "выключении" речи в абсолютном большинстве случаев общение не может быть скомпенсировано невербальными средствами. Кроме того, у больных нарушается не только способность самовыражения, передачи коммуникативной и метакоммуникативной информации, но и способность восприятия информации от других лиц. Эти данные согласуются и с результатами исследований Л.М. Кроля и Е.В. Михайловой в ходе которых было выяснено, что потребность в общении подменяется у заикающихся, потребностью в монологической речи. Эти больные, как, оказывается, обладают очень низкой коммуникативной компетенцией: не осознают роли невербального поведения, у них отсутствует установка на партнера, им зачастую не знакомо ощущение "коммуникативного удовольствия", они не понимают сути диалога (удачное общение описывается ими как возможность "воздействовать", "влиять" на собеседника, "отстоять свое мнение", "показать себя" и тому подобное), мимика и пантомимика отражают, как правило, не реакцию на партнера по общению, а собственные ощущения, связанные с речевыми трудностями, то есть носят аутокоммуникативный характер. Не случайно, поэтому таким стойким является стереотип представлений заикающихся о лечении, как о работе только с речью, и пассивная позиция в отношении возможной работы с процессом коммуникации, само понятие группы воспринимается ими не как групповое взаимодействие, а как соприсутствие многих людей, каждый из которых занят своим делом. Как показывают исследования Ж.М. Глозман, Ю.Б. Некрасовой, неудачные многочисленные попытки вылечиться приводят взрослых пациентов к усугублению ряда их негативных личностных особенностей:
а) изменение потребностно-мотивационнной сферы (пессимизм, неверие в возможность купирования заикания);
б) нарушение эмоционально-волевой сферы (развитие вторичного невроза заикания, при котором "страх речи" становится навязчивым и возникает при одной мысли о речевом общении);
в) формирование пассивно-оборонительного поведения (избегание ряда психотравмирующих ситуаций, во многих случаях - агрессия);
г) изменение когнитивной сферы (искаженное представление о себе как о субъекте общения; тенденция избирательного и неадекватного поведения; длительное переживание и интерпретация любого состояния, связанного с речевым общением; объяснение своей интерперсональной проблемы исходя из факта наличия заикания, а не из своих личностных особенностей). Таким образом, можно утверждать, что заикающимся разных возрастных групп свойственны определенные нарушения эмоционально-волевой сферы, познавательных процессов, а также не только вербальных, но и невербальных средств коммуникации, что в совокупности приводит к неполноценности процесса общения. Все это с необходимостью заставляет искать новые нетрадиционные формы лечения, комплексно подходя к решению патологии речи и личности заикающегося и включая в процесс социореабилитации членов его ближайшего окружения.


Список литературы

1. Абелева И.Ю. и др. В помощь взрослым заикающимся. - М., 1969.
2. Асатиани Н. М, Заикание у взрослых // Заикание / Под ред. Н.А. Власовой, К.П. Беккера. - М., 1983. - С.180 - 221.
3. Власова Н.А. Логопедическая работа с заикающимися дошкольниками. - М., 1959.
4. Волкова Г.А. Игровая деятельность в устранении заикания у дошкольников. - М., 1983.
5. Воспитание и обучение детей с расстройствами речи / Под ред.С. С. Ляпидевского, В.И. Селиверстова. - М., 1968.
6. Выгодская И.Г. и др. Устранение заикания у дошкольников в игре. - М., 1984.
7. Заикание / Под ред. Н.А. Власовой, К.П. Беккера. - М., 1983.
8. Ковшиков В.А. Специфика заикания при различных нервно-психических расстройствах // Педагогические пути устранения речевых нарушений у детей. - Л., 1976
9. Кащенко В.П. "Педагогическая коррекция." Издание 2-е - Москва 1994 г.
10. "Заикание." (под редакцией М.А. Власовой, К.П. Беккера - Москва 1983 г.)
11. "Основы теории и практики логопедии." (под ред. Р.Е. Левиной - 1968 г.
12. "Расстройства речи у детей и подростков." (под ред. С.С. Ляпидевского - М 69)
13. Основы теории и практики логопедии/Под ред. Р.Е. Левиной. - М., 1968.
14. Обучение и воспитание заикающихся дошкольников. Программы для специальных дошкольных учреждений. - М., 1983.
15. Расстройства речи у детей и подростков/Под ред. С.С. Ляпидевского. М.69
16. Селиверстов В.И. Заикания у детей. - М., 1979.
17. Селивёрстов В.И. "Заикание у детей, психокоррекционные и дидактические основы логопедических занятий. ” - М 1994 г.
18. Хватцев М.Е. Логопедия. М., 1969.
19. Хрестоматия по логопедии / Под ред.Л.С. Волковой, В.И. Селиверстова. - М., 1997. - Ч.I. - С.356-553.
20. Чевелева Н.А. Исправление заикания у школьников в процессе обучения. М., 1978.
21. Шкловский В.М. Психотерапия в комплексной системе лечения логоневрозов: / Под ред. В.Е. Рожнова. - М., 1974.
22. Ястребова А.В. Коррекция заикания у учащихся обще образовательной школы. - М., 1980.

Педагогическая, психологическая и клиническая картина заикания. Клинические формы и психологическая симптоматика. Сравнительный анализ познавательной и эмоционально-волевой сферы у заикающихся детей. Основные проявления нарушений в данных сферах.
Tags: ЖЖ, боль, люди, психология
Subscribe

  • Вспоминаем классиков

    "«Капитал», — говорит «Quarterly Reviewer», — «избегает шума и брани и отличается боязливой натурой. Это правда, но это ещё не вся правда.…

  • Нюрнберг. Уроки истории

    И ещё вам истории: Вникайте. Пригодится. Фашизм уже здесь.

  • Для Нюрнберга-2

    Это из истории. Это Нюрнберг. Ничего не напоминает?? Для непонятливых: те самые ковидогоспитали, не? Куда массово свозят всех больных, чтобы они…

promo ani_al march 2, 2013 20:08 52
Buy for 100 tokens
История приключений маленькой грустной пуси Вершинина и его подружки Кочневой http://ani-al.livejournal.com/796227.html (пуся фашист) http://ani-al.livejournal.com/808920.html (мое) http://ani-al.livejournal.com/795183.html (уголовное преступление пуси)…
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments

  • Вспоминаем классиков

    "«Капитал», — говорит «Quarterly Reviewer», — «избегает шума и брани и отличается боязливой натурой. Это правда, но это ещё не вся правда.…

  • Нюрнберг. Уроки истории

    И ещё вам истории: Вникайте. Пригодится. Фашизм уже здесь.

  • Для Нюрнберга-2

    Это из истории. Это Нюрнберг. Ничего не напоминает?? Для непонятливых: те самые ковидогоспитали, не? Куда массово свозят всех больных, чтобы они…