ani_al (ani_al) wrote,
ani_al
ani_al

Categories:

«Косыгинская реформа»: итоги и уроки (2)

Начало >>>

В точности то же самое повторилось и с задачей определения причин неудовлетворительной динамики производительности труда. После ссылки на более чем двукратное отставание советской промышленности по данному показателю от уровня США, А. Н. Косыгин отметил: "Однако вопрос о перспективах роста производительности труда в народном хозяйстве требует еще серьезного анализа. Нам недостаточно знать средние цифры, их надо раскрыть с соответствующей оценкой" (12). Но и применительно к производительности труда факторы торможения не удалось ни проанализировать, ни "раскрыть".

Отсутствие достоверного анализа реальных противоречий и механизма их действия имело далеко идущие последствия. По сути дела, реформаторы 1960-х гг. действовали вслепую: не они направляли ход событий, а он направлял их. Между тем, как уже отмечалось, набранная инерция социально-экономического движения тяготела к отсталости, т. е. к отсталым формам производственных отношений. Своевременный и точный анализ, в процессе которого все вещи называются своими именами, мог бы помочь выработке верного стратегического поворота. Но, к сожалению, полномасштабным пониманием диалектически сложной социально-экономической обстановки, унаследованной после реформы 1957-1959 гг., руководство страны не располагало. И, более того, не проявило должной настойчивости и принципиальности, не приложило необходимых усилий для того, чтобы получить точный анализ тогдашней советской действительности и ее внутренних противоречий.

Все свелось к формальной постановке задачи в марте 1965 г., ее решения не добились, а после сентября 1965 г. о ней перестали даже упоминать. Представившуюся возможность, как и ценнейшее время, реформаторы упустили. Последующими их действиями руководила уже хозрасчетная стихия, ограничиваемая лишь постольку, поскольку плановой системой относительно еще ограничивалась полнота хозрасчета предприятия.

Отсюда и ставший затем особой приметой того времени разрыв между словами и делами. То, что было санкционировано в сентябре 1965 г., коренным образом расходилось со сказанным на расширенном заседании Госплана СССР в марте 1965 г.

Перечислим важнейшие среди озвученных установок: "Госплан должен всесторонне рассмотреть вопросы роста покупательной способности населения, повышения темпов производства товаров для населения, имея в виду обеспечить более планомерное удовлетворение спроса на все товары и нормальное денежное обращение в стране"; "До сих пор у нас еще нет развернутого перспективного плана развития специализации отраслей промышленности. В новом пятилетнем плане необходимо предусмотреть развитие мощностей специализированных производств"; "Народнохозяйственный план должен прежде всего выражать общегосударственные интересы"; "При рассмотрении многих крупных вопросов мы часто находимся в плену у тех канонов, которые сами выработали и которые давно пора заменить новыми принципами, отвечающими современным условиям развития производства. Среди них особого внимания требуют вопросы заработной платы. Заработная плата должна быть поставлена в прямую зависимость от роста производительности труда и увеличения производства необходимых видов продукции"; "Решение проблемы роста производительности труда в большой мере связано с обеспечением наиболее прогрессивной структуры общественного производства" (13).

Взятые сами по себе, перечисленные положения в принципе верны. Проблема лишь в том, каким образом, на базе какой именно хозяйственной системы они реализуемы. А. Н. Косыгин был краток: "Президиум ЦК нашей партии имеет в виду рассмотреть вопросы упорядочения руководства промышленностью и строительством. Эта работа будет проводиться постепенно, после тщательной и продуманной подготовки. Центральный Комитет очень правильно организует эту работу".

Полгода спустя сентябрьские решения поставили общественное воспроизводство в полную зависимость от хозрасчета предприятия. Сделанный выбор окончательно подорвал базис и силу народнохозяйственных интересов. Начиная с сентября 1965 г., на отсталость стали работать и административные, и экономические методы, включая прежде всего затратное планирование. Хозрасчетный механизм приобрел законченный затратный характер. И прежде немалые, на порядок возросли трудности по обеспечению пропорциональности, производительности труда, качества продукции, прогрессивной структуры, покупательной способности населения.

Но самое пагубное заключалось в другом - страна утратила перспективу. С отходом от великих целей исторически новаторских преобразований исчезли подъем и энтузиазм. Как следствие, советское общество неудержимо погружалось в пучину разочарования, им овладевали равнодушие, трудовая и социальная апатия. Со временем общее течение подхватило и увлекло за собой также и самого А. Н. Косыгина, от которого в дальнейшем не исходили уже ни крупные инициативы, ни масштабные решения...

Упущенная возможность. Хозрасчет предприятия означал подчинение всего народного хозяйства условиям, при котором воспроизводству подлежало само предприятие. Возникло положение, однажды уже преодоленное нашей страной. Имеется в виду довольно краткий период 1923-1929 гг., когда в промышленности действовал хозрасчет трестов и синдикатов. Практика показала абсолютную несовместимость той хозрасчетной системы и плановых начал ведения хозяйства, которое нуждалось в быстрой индустриализации. Реформа 1929-1933 гг. покончила и с трестами, и с синдикатами, и с их хозрасчетом, и с работой государственных предприятий ради прибыли. Она установила систему народнохозяйственного расчета, с приматом "высшей рентабельности" и работой ради увеличения народнохозяйственного дохода, воплощаемого главным образом в налоге с оборота. Рентабельность предприятия отходила на подчиненное место. Народнохозяйственный расчет просуществовал вплоть до реформы 1957-1959 гг., т.е. почти три десятилетия. Он позволил Советскому Союзу успешно справиться со всеми крупными задачами и испытаниями, выпавшими в период 1929-1959 гг.: провести индустриализацию промышленности и сельского хозяйства, обеспечить экономически победу над фашистской Германией, осуществить быструю послевоенную конверсию, добиться ракетно-ядерного и технологического паритета, создать хороший плацдарм для выхода на высшие рубежи социально-экономического развития.

Достигнутые успехи обеспечила плановая система, еще далекая как от идеала, так и законченности. Ее совершенствование дало бы стране эффективный хозяйственный механизм, беспрецедентный в новейшей истории.

Требовалось, к примеру, видоизменить целевой критерий и перейти к расширенному воспроизводству не просто общегосударственного дохода, а покупательной способности рубля и населения. Количественное определение вклада основных звеньев в такое воспроизводство особых трудностей не вызывало, как и увязка с этим вкладом так называемых фондообразующих показателей. Нацеленность на непрерывное увеличение реальной покупательной способности трудящихся обеспечивало бы интеграцию общих, коллективных и индивидуальных интересов, а также превращение народнохозяйственного плана в форму материальной заинтересованности.

Требовалось развернуть процессы перехода от отраслевого и регионального строения экономики к вертикально интегрированному, с созданием сектора общесоюзных корпораций, специализированных на выпуске конкретных видов продукции и услуг конечного потребления. Предприятия как основные звенья промышленности, колхозы и совхозы как основные звенья сельскохозяйственного производства свою историческую роль выполнили еще к 1960-м гг. и могли стать хорошей базой для широкомасштабной и плановой вертикальной интеграции как базиса нового организационного строения всего народного хозяйства.

Требовалось освоить методологию и методику планирования подлинной производительности труда. Если происходит реальное повышение производительности, оно неминуемо обеспечивает экономию живого труда. В результате возникает необходимость в новом общехозяйственном распределении наличной рабочей силы между различными производствами: вывод ее с одних и перемещение на другие. Действовавшая в СССР система планирования на решение подобной задачи не рассчитывалась, вследствие чего экономия труда и высвобождение работников представляли плохо разрешимую проблему. Иными словами, повышение реальной производительности труда создавало для органов планирования трудности, способа преодоления которых система не знала. На практике планировалось увеличение ложной производительности: она не приводила ни к экономии трудовых затрат, ни в высвобождению рабочей силы, ни к необходимости перераспределения общественного труда. Фиктивная производительность исчислялась валовой выработкой или величиной национального дохода в расчете на одного занятого, т. е. объемом затрат необходимого и прибавочного труда. Переориентация с ложной и фиктивной цели на прогрессивную также обеспечивала бы коренные преимущества.

Как видим, система планового народнохозяйственного расчета, а следовательно и советская экономическая модель, вполне поддавалась совершенствованию. Надо было только последовательно и принципиально держаться за народнохозяйственные интересы и начала, опираясь на социально-трудовые движущие силы общества.

Плановая система: начало конца. По сию пору часто изображаемая как новаторская, реформа 1965-1967 гг. означала в действительности возврат к пройденным ранее хозяйственным условиям и отношениям 1923-1929 гг. В одном только было заметное отличие: вместо трестов и синдикатов субъектом хозрасчета стало обособленное отраслевое предприятие. Тем самым было предрешено начало конца всей вообще советской планово-экономической системы.

О неминуемом и скором крахе экономики, подчиненной системе хозрасчета предприятий, сумел прямо предупредить известный советский авиаконструктор, О.К. Антонов, чья книга успела выйти осенью 1965 г. "Не ясно ли, что потери народного хозяйства еще более возрастут, что предприятия окончательно обособятся, исчезнет вовсе "забота о дальних" (В.И.Ленин), предприятия станут работать кто в лес, кто по дрова. И если в результате такого форсированного стимулирования длинным рублем, возможно, в начале даже возрастет сумма прибылей в промышленности в целом, то в ближайшие же годы наступит полный крах" (14).

К сожалению, те, кто отстаивал позиции общегосударственных и народнохозяйственных интересов, оказались тогда в меньшинстве. Мнение их вообще перестало быть гласным, вскоре после того, как в сентябре 1965 г. состоялись официальные решения по вопросам реформы. Вместо анализа проблем и затруднений реальной экономической ситуации, раздираемой противоречием между планом и хозрасчетом, стали тиражироваться обещания скорого улучшения и описания "достоинств" стоимостных показателей, в первую очередь - прибыли и рентабельности.

Конформистский подход возобладал и в Госплане СССР, который фактически был уже не в состоянии стоять на страже народнохозяйственных начал и интересов. И по функциям своим, и по содержанию работы он перестал быть тем органом общегосударственного планирования, каким изначально формировался. Его работу тоже подмял под себя хозрасчет предприятия.

В итоге от Госплана СССР также начали исходить не столько точные оценки реального положения дел, сколько обещания. "Вместо валовой продукции и себестоимости для предприятий будут утверждаться объем реализованной продукции, прибыль и рентабельность производства по отношению к стоимости производственных фондов. Тем самым повысится заинтересованность предприятий в улучшении качества изделий, мобилизации внутренних резервов, в лучшем использовании производственных фондов. Результаты работы предприятий будут оцениваться прежде всего по увеличению реализованной продукции, росту прибыли и рентабельности производства, а также выполнению плана поставок важнейших видов продукции. Такой подход будет способствовать лучшему изучению поставщиками потребностей народного хозяйства и населения в соответствующих видах продукции.

... Следовательно, задача усиления экономических стимулов роста и совершенствования производства должна решаться на базе укрепления хозяйственного расчета и более полного использования товарно-денежных отношений в сочетании с совершенствованием централизованного планирования народного хозяйства. Использование товарно-денежных отношений, повышение роли стоимостных показателей, в том числе прибыли, тесно связаны с усилением экономических методов планирования. Они являются важным средством установления оптимальных темпов роста национального дохода и основных пропорций в общественном производстве, наиболее эффективного использования внутренних резервов народного хозяйства" (15).

Практика же шла в совершенно ином направлении, закручивая попутно все более стремительный вихрь ценовой стихии. Хозрасчетные цены буквально вырывались из-под контроля и государственного управления, именно стихия "цен предприятий" ломала пропорции, рушила управляемость и сбалансированность, искажала представления о приоритетах и перспективах развития, генерировала инфляцию, вела к наращиванию товарного дефицита и затруднениям на потребительском рынке. Но, вопреки реальности, о самом главном реформаторы предпочитали молчать.

План господствует над хозрасчетными ценами или хозрасчетные цены - над планом? Таким был основной вопрос, от того или иного решения которого зависели судьбы и советской экономики, и советского государства. Реформа 1965 г. отдала хозрасчетным ценам полную власть над планом. После того народное хозяйство оставалось плановым лишь номинально.

Реформаторы всячески заверяли, будто прибыль надежно ограждена от игры цен и не может увеличиваться за счет их роста. Надо было, однако, бесконечно далеко стоять как от экономической теории, так и от хозяйственной практики, чтобы писать: "Но разве прибыль в СССР - результат эксплуатации, нечеловеческой интенсификации производства, фальсификации продукции, спекулятивных махинаций с ценами? Нет, нет и нет! Только поверхностное представление о сущности социалистического способа производства могло породить и действительно породило предрассудок о несоответствии прибыли социалистическому способу производства. Между тем нетрудно понять, что в действительности нашему обществу прибыль нужна в гораздо большей степени и в гораздо больших размерах, чем капитализму" (16).

Только наглухо отгородившись от действительности, можно было отрицать факт увеличения прибыли посредством завышения цен и уверять, что она не есть результат "фальсификации продукции". Конечно, открытого роста цен тогда еще не было. Но в скрытых формах он шел уже полным ходом. Разумеется, открыто рыночного ценообразования еще не существовало. Но в скрытых формах оно уже действовало в полную силу. В том-то и дело, что все попятные процессы развернулись именно в скрытых формах, протекали подспудно, в неявном, "теневом" виде. Открыто они вышли наружу много позже, четверть века спустя.

Однако ни "спекулятивные махинации с ценами", ни "фальсификация продукции" не составляли секрета и в 1960-е гг. Типичной была ситуация, зафиксированная, например, в первый же послереформенный год на ленинградских предприятиях: "На 14 заводах из 43, работающих в новых условиях с начала 1966 г., общий заработок (заработная плата и премии) рос быстрее, чем производительность труда. В Ленинграде такое явление наблюдалось в 1966 г. на 8 предприятиях из 30. Производительность труда и рентабельность часто изменяются не только разными темпами, но и в разных направлениях. Так, на заводах "Пищевик" и Адмиралтейском прибыль увеличилась на 30-35%, причем этот прирост был обеспечен при сокращении численности персонала, производительность же труда на первом заводе выросла всего лишь на 1,6%, а на втором - на 1,8%" (17). Еще один факт: "На Невском машиностроительном заводе 77% сверхплановой прибыли получено в 1966 г. за счет ассортиментных сдвигов и изменения оптовых цен, 22% - благодаря сверхплановой реализации и лишь 0,6% - на основе снижения себестоимости" (18).

продолжение >>>

Tags: СССР, история, политика, реформы, экономика
Subscribe

promo ani_al march 2, 2013 20:08 52
Buy for 100 tokens
История приключений маленькой грустной пуси Вершинина и его подружки Кочневой http://ani-al.livejournal.com/796227.html (пуся фашист) http://ani-al.livejournal.com/808920.html (мое) http://ani-al.livejournal.com/795183.html (уголовное преступление пуси)…
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments