ani_al (ani_al) wrote,
ani_al
ani_al

На фоне

Наткнулась в ФБ на этого автора - lucky_chaky.
Давно не получала такого удовольствия от чтения )
Как начала с первого рассказа, так и читаю до сих пор. Люди, вы не пожалеете, даю слово, если пойдете в блог к этой чудной девочке.
Девочка реально талантлива.
Ниже один из её милых рассказов-эссе.


Я на фоне

Мамина знакомая часто рассказывала о Париже. Начинался рассказ всегда так: "А когда я была в Париже... А я была в Париже!", дальше что-то про Париж и - главное - как она видела на той стороне Ла-Манша Туманный Альбион. Я думала, что Альбион - это что-то вроде замка. И мечтала, мечтала путешествовать.

Путешествовать я мечтала страстно.
В основном, в формате "я на фоне".

Например, стою я на фоне туманной реки, вдали какой-то замок, у меня в руке красный зонтик, и всем понятно - путешествует вдоль Ла-Манша на фоне туманного альбиона.
Или - я на фоне горы, и всем понятно - путешествует на фоне горы.
Или - я, а сзади Колизей, всем понятно - путешествует на фоне Колизея.
Или - я, а сзади мчится стадо бегемотов, и понятно - затопчут, точно затопчут, очень опасно путешествовать на фоне стада бегемотов.

Еще мечтала выйти замуж, завести семью. Замужество и семью я представляла еще туманнее, но понимала - надо. Родителей и брата с семьей я не ассоциировала, родители - это родители, от брата вообще толку мало, одни проблемы, а я вот вырасту и буду сидеть на фоне замужества. Образ семьи склеился с рекламой сока Моя Семья, где мама, папа, сын, дочь пьют сок в саду, улыбаются, зажмуривают глаза и делают мммм - моя семья. Моя семья. Я представляла, как стою на фоне сада и семьи, и всем понятно - вышла замуж, семья.

Знаете, я недавно бронировала в Португалии отели, четыре штуки в разных городах, так что выборка неплохая. Заметила, что про все отели положительные отзывы. Не конкретно про мои, а вообще про все отели в городе. Какой не откроешь: "прелестный отель! хозяин чудо! португалия сказка! завтрак фантастика!", а если указывают минусы, то объективно, в духе "не очень удачно расположен", "шумная улица", "рядом нет магазинов". Открываем Париж. Попробуйте найти хоть один отель, про который никто не написал "помойка и клоака", "на ресепшене уроды", "в комнатах воняет", "в санатории под ялтой в 96ом и то было лучше".

Я поняла, в чем тут дело.
Когда мне было восемь, я не представляла себя на фоне Португалии.
Я вообще не знала о существовании такой страны.

А еще оказалось, что не только я представляю себя на фоне, другие тоже любят мечтать. Но это полбеды. Еще другие любят мечтать о других и представлять этих самых других на фоне чего-то. И пытаются отчаянно их на фон впихнуть, подстроить и построить, чтобы картина была гармоничной, а о какой гармонии может идти речь, если цвет штанов не сочетается с цветом колизея. Но тут - внезапно - обнаруживается, что в Париже есть канализация, ребенок решил стать цирковым артистом, а муж отказывается пылесосить, потому что не хочет и все, и как после этого жить. Выбор меланхолика - разочароваться, утратить веру в человечество, написать роман о несовершенстве бытия. Выбор целеустремленного человека - переубедить, надавить, сломать, как заставить парижа канализацию пропылесосить советы форум москва.

Через две недели мы с Денисом женимся. Выяснила, что у него есть права на вождение трактора. Могу ли я сказать своей тете, что выхожу замуж за тракториста, вот в чем вопрос.

Не удержалась - поставлю еще одну прелесть от этого автора.

Скучная жизнь

Мне тут из одного сообщества написали психологического, попросили разрешения перепечатать у них этот текст. Только, говорят, допишите финал, пожалуйста: "Мама самореализуется, становится счастливой и красивой, сын следует ее примеру, вырастает здоровым и богатым стоматологом Игорем, в финальной сцене вся семья собирается на Рождество".

Ну, говорю, это все равно что Пушкину из ру-психологи напишут: "А можно мы Онегина перепечатаем, только финал чуток подправим - Онегин с Татьяной проговаривают свои чувства, находят компромиссы, проводят работу над ошибками и вступают в партнерский брак". Нехорошо, конечно, себя с Пушкиным сравнивать, но я его недолюбливаю, так что немного самокритики в этом есть.

А вообще жизнь скучна.

Раньше было интереснее, то из квартиры выселяют, то сосед по лестнице с топором бегает. То я потеряла два миллиона клиентских денег, то руководитель сказал клиенту "это не я, это не я, это все она", сел и начал рыдать прямо посреди совещания. То я увольняюсь, то не увольняюсь. То кто-то своровал мой обед из холодильника, то я такая "ну все, это последняя капля!", а потом "может я слишком рано отступаю". Каждый день, в общем, было, что обсудить. Сейчас все не то. Сейчас прихожу на работу и думаю - надо сделать то, то и это. Еще иногда - какие приятные люди вокруг. А чаще всего просто - как же здорово, как же мне тут нравится. И стабильно нечего обсудить.

В отношениях тоже скука. Раньше было веселее - он переспал с моей подругой, я проломила ему голову вазой. Он бросил университет, я порвала его свитер. Он сказал, что уходит, я сказала, ну и вали, а потом рыдала двое суток и звонила подруге в три часа ночи ("ты можешь со мной говорить?" "конечно могу"), а потом он сказал, я жить без тебя не могу, а я говорю - это уже неважно, а он - я буду стоять тут под дождем и не уйду пока ты не простишь меня, а я такая ааах, и мы целуемся на коленях под дождем. Потом ухожу уже я, а потом "может мне стоит еще побороться", каждый день, в общем, было что обсудить. Сейчас все не то. Сейчас я думаю - надо сделать то, то и это. Иногда думаю - какой же он родной человек. А чаще всего просто думаю, какое счастье, какое же все это счастье, как здорово-то, и стабильно нечего обсудить.

Жизнь больше не борьба, я потеряла инфоповоды.
Пишет вам дядя Федор из Шаолиня.

Ну я понимаю, что это уже перебор, но остановиться не могу. Соррьте. Еще одно чудо.
Внизу.


Оладушки для тети Сары

Накануне вылета в Дюссельдорф Денис сказал: "Слушай, а Славка-то из Дюссельдорфа! Может позвоним ему спросим, не нужно ли чего". "Чего, - говорю, - Ему может быть нужно, он уехал оттуда лет двадцать назад". "Ну мало ли, - говорит Денис, - У него там родственники остались, друзья". Я мотнула головой, хмыкнула и ушла в ванную, не следовало мне этого делать.

И слышу я из ванной, как Денис в трубку кричит: "Оладушки тете Саре? Я помню, как она их любит! Ну конечно, нам совсем несложно! Конечно, не переживай, никаких проблем, мы же как раз туда едем!" Мы с резиновым утенком обнялись и попытались утопиться.

Вылет был в 9 утра. В шесть мы стояли на Киевской в центре зала и договаривались о встрече. Денис - человек не только исключительно добрый, но и исключительно вежливый, и никакие обстоятельства его смолл толку не помеха. "Как поживает твоя матушка?, - орет Денис вопреки поезду, - Не слышу! И моя хорошо, спасибо! Что? Что??? А как твоя кошка, выздоравливает??"

Из Германии в Испанию мы летели Райнаиром, а у них, как известно, конские наценки за багаж, поэтому летели мы с ручной кладью, под завязку набив вещей в два небольших рюкзака. Оладушки для тети Сары утрамбовывали ногами (аккуратно, не дави они же вытекут сейчас, что там может течь это оладушки, так варенье же малиновое дурень).

На досмотре нас попросили открыть рюкзак, бидон оладий вылетел как из катапульты, спасибо российской полиции, что в нас не стали стрелять.

***
Немецкая тетя Сара в красных шортах и футболке должна была встретить нас в аэропорту с плакатом "Денис, отдай оладушки", мы смеялись над этим всю дорогу, но когда вышли, стало несмешно. Тети Сары не было. Мы простояли у выхода полчаса, потом позвонили Славе. Поговорить с ним хотела я, но Денис не дал мне трубку. "Ой, - сказал Слава, - Вы прилетели Люфтганзой? А я, кажется, Саре сказал, что Эйрберлином". Смотрю на табло - прилет Эйрберлина из Шереметьево через пять минут, выход в другом конце терминала. Бежим туда. "Ой, - сказал Слава, - И там нет? Я, кажется, сказал, что вы прилетаете из Домодедово". Смотрю на табло - прилет Аэрофлота из Домодедово через полчаса, выход в другом конце зала. Бежим туда. "Может быть я время перепутал, - сказал Слава, - Вы во сколько прилетели? В два? По-моему, я сказал, что вы прилетите в четыре".

"Немедленно распаковывай оладушки, я вся на нервах!" - заорала я. "Ты что, как можно брать чужое", - ответил Денис.

В Дюссельдорф из Москвы прилетает в среднем 10 самолетов в день. Мы встретили их все. Мы встретили Эйрберлин, Люфтганзу, Аэрофлот, S7 и снова Люфтганзу. Из Питера пару самолетов тоже встретили, на всякий случай, ну. Мы стояли у пятого выхода, шестнадцатого, первого, четвертого, девятнадцатого и снова пятого. Мы познакомились со всеми женщинами в красных шортах в возрасте от пятнадцати до восьмидесяти лет, мало ли, может она пользовалась хорошим средством от загара или напротив им пренебрегала.

Почему мы не позвонили тете Саре? Она потеряла мобильник и не успела купить новый, а в скайпе была оффлайн, что говорило о том, что она не дома.
В шесть вечера мы сели на электричку и уехали в Кёльн, а на следующее утро улетели в Жирону. Таможенники попросили открыть рюкзак. Оладьи вылетели как из катапульты. Спасибо немецкой полиции, что в нас не стали стрелять.

***
Оладушки посмотрели Жирону, Барселону и отдохнули на пляже. Через пять дней мы летели обратно в Кёльн.
Бидон выскочил как из катапульты. Спасибо испанской полиции, что в нас не стали стрелять.

На вокзале Дюссельдорфа нас должна была встретить тетя Сара с плакатом "Я все еще хочу оладушек". Мы смеялись всю дорогу, но когла вышли из поезда, стало несмешно. Тети Сары не было. Ни в красных шортах, ни в синих, ни в каких. Вообще ничьих теть там не было, ну и правильно, время-то позднее.

Поезда из Кёльна приходят раз в 10-30 минут. В день приходит в среднем 50 поездов. Мы встретили их все.

В девять вечера мы сидели на набережной Рейна, и я сказала "ровно через час я открываю оладушки и начинаю их есть, можешь так Славе и передать, хотя лучше нет, дай мне трубку". Денис отбежал на безопасное расстояние и сказал "ты так похудела за эту поездку".
"Ровно через час я швырну этот бидон в Рейн, так Славе и передай, хотя лучше нет, дай мне трубку".

Оладушки посмотрели Королевскую аллею, рыночную площадь, торговую улицу, парк аттракционов и немного вздремнули на набережной. В семь утра мы улетели в Москву. Спасибо немецким таможенникам, что не просили открывать рюкзак.

В самолете стюардесса спросила, хочу ли я pancakes. "No, and you?" - вежливо ответила я.

...

Я сделаю все наоборот

Когда-нибудь у меня родится сын, и я сделаю все наоборот. Буду ему с трех лет твердить: "Милый! Ты не обязан становиться инженером. Ты не должен быть юристом. Это не важно, кем ты станешь, когда вырастешь. Хочешь быть патологоанатомом? На здоровье. Футбольным комментатором? Пожалуйста. Клоуном в торговом центре? Отличный выбор",

И в свое тридцатилетие он придет ко мне, этот потный, лысеющий клоун с подтеками грима на лице и скажет: "Мама! Мне тридцать лет! Я клоун в торговом центре! Ты такую жизнь для меня хотела? Чем ты думала, мама, когда говорила мне, что высшее образование не обязательно? Чего ты хотела, мама, когда разрешала мне вместо математики играть с пацанами?"

А я скажу: "Милый, но я следовала за тобой во всем, я была альфа-мамой! Ты не любил математику, ты любил играть с младшими ребятами". А он скажет: "Я не знал, к чему это приведет, я был ребенком, я не мог ничего решать, а ты, ты, ты сломала мне жизнь" - и разотрет грязным рукавом помаду по лицу. И тогда я встану, посмотрю на него внимательно и скажу: "Значит так. В мире есть два типа людей: одни живут, а вторые ищут виноватых. И если ты этого не понимаешь, значит ты идиот".

Он скажет "ах" и упадет в обморок. На психотерапию потребуется примерно пять лет.

***
Или не так. Когда-нибудь у меня родится сын, и я сделаю все наоборот. Буду ему с трех лет твердить: "Не будь идиотом, Владик, думай о будущем. Учи математику, Владик, если не хочешь всю жизнь быть оператором колл-центра. Гуманитарные, че? В наше время таких дурачками называли".

И в свое тридцатилетие он придет ко мне, этот потный, лысеющий программист с глубокими морщинами на лице и скажет: "Мама! Мне тридцать лет. Я работаю в Гугл. Я впахиваю двадцать часов в сутки, мама. У меня нет семьи. Чем ты думала, мама, когда говорила, что хорошая работа сделает меня счастливым? Чего ты добивалась мама, когда заставляла меня учить математику?"

А я скажу: "Дорогой, но я хотела, чтобы ты получил хорошее образование! Я хотела, чтобы у тебя были все возможности, дорогой". А он скажет: "А нахрена мне эти возможности, если я несчастен, мама? Я иду мимо клоунов в торговом центре и завидую им, мама. Они счастливы. Я мог бы быть на их месте, но ты, ты, ты сломала мне жизнь", - и потрет пальцами переносицу под очками. И тогда я встану, посмотрю на него внимательно и скажу: "Значит так. В мире есть два типа людей: одни живут, а вторые все время жалуются. И если ты этого не понимаешь, значит ты идиот".

Он скажет "ох" и упадет в обморок. На психотерапию потребуется примерно пять лет.

***
Или по-другому. Когда-нибудь у меня родится сын, и я сделаю все наоборот. Буду ему с трех лет твердить: "Я тут не для того, чтобы что-то твердить. Я тут для того, чтобы тебя любить. Иди к папе, дорогой, спроси у него, я не хочу быть снова крайней".

И в свое тридцатилетие он придет ко мне, этот потный, лысеющий режиссер со среднерусской тоской в глазах и скажет: "Мама! Мне тридцать лет. Я уже тридцать лет пытаюсь добиться твоего внимания, мама. Я посвятил тебе десять фильмов и пять спектаклей. Я написал о тебе книгу, мама. Мне кажется, тебе все равно. Почему ты никогда не высказывала своего мнения? Зачем ты все время отсылала меня к папе?".

А я скажу: "Дорогой, но я не хотела ничего решать за тебя! Я просто любила тебя, дорогой, а для советов у нас есть папа". А он скажет: "А нахрена мне папины советы, если я спрашивал тебя, мама? Я всю жизнь добиваюсь твоего внимания, мама. Я помешан на тебе, мама. Я готов отдать все лишь бы хоть раз, хоть раз, понять, что ты думаешь обо мне. Своим молчанием, своей отстраненностью ты, ты, ты сломала мне жизнь", - и театрально закинет руку ко лбу. И тогда я встану, посмотрю на него внимательно и скажу: "Значит так. В мире есть два типа людей: одни живут, а вторые все время чего-то ждут. И если ты этого не понимаешь, значит ты идиот".

Он скажет "ах" и упадет в обморок. На психотерапию потребуется примерно пять лет.

Tags: ЖЖ, интересно, литература
Subscribe

promo ani_al март 2, 2013 20:08 52
Buy for 100 tokens
История приключений маленькой грустной пуси Вершинина и его подружки Кочневой http://ani-al.livejournal.com/796227.html (пуся фашист) http://ani-al.livejournal.com/808920.html (мое) http://ani-al.livejournal.com/795183.html (уголовное преступление пуси)…
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments